12. ДЕЙСТВИЯ ОРУДИЙ СОПРОВОЖДЕНИЯ

Каждый стрелковый батальон и стрелковый полк имеют свою штатную артиллерию: ротные, батальонные и полковые миномёты, а также взводы и батареи батальонной и полковой артиллерии, которые и представляют собой орудия сопровождения пехоты.

Чтобы определить, какие же задачи должны быть возложены на орудия сопровождения, разберёмся в характере самого боя в глубине обороны противника. Известно, что даже деморализованный и бегущий в панике противник опасен, так как стоит лишь группе бегущих уйти из-под огня на несколько минут, как люди успокаиваются, восстанавливается дисциплина и такая группа становится снова способной к относительно организованному сопротивлению. Поэтому уничтожение живой силы противника, которая небольшими группами будет отходить перед нашей пехотой, будет являться первой задачей орудий и миномётов сопровождения.

Недеморализованный противник будет отходить организованно и поэшелонно, до тех пор, пока прочно не осядет на один из промежуточных рубежей обороны или на тыловой рубеж. В этом случае арьергард противника независимо от его численности будет пытаться остановить или по крайней мере задержать продвижение нашей пехоты. Эти попытки осуществляются в первую очередь огнём автоматчиков, пулемётов, отдельных миномётов и орудий. Значит, уничтожение арьергардов противника и их огневых средств—вторая задача орудий и миномётов сопровождения.

В глубине обороны противника, даже при отсутствии подготовленных рубежей обороны, будут встречаться отдельные опорные пункты и узлы сопротивления, причём одни из них будут заранее подготовлены в инженерном отношении, другие могут быть организованы буквально лишь на ходу. Располагаться они будут на опушках рощ, отдельных высотах, около пролегающих и проторенных дорог, на окраинах населённых пунктов, возвышенных берегах ручьёв и рек и т. д. Подавление огня и живой силы противника в этих опорных пунктах, уничтожение отдельных сооружений, в которых разместились огневые средства противника, — третья задача орудий и миномётов сопровождения.

Наконец, противник будет переходить в контратаки. Вначале это будут контратаки небольших групп автоматчиков с 3—5 танками и самоходными орудиями; иногда могут контратаковать одни только самоходные орудия, потом число таких групп и их величина в зависимости от хода боя могут возрастать. Уничтожение самоходных орудий и танков, а также и групп автоматчиков противника — четвёртая задача орудий и миномётов сопровождения.

Главная цель боя противника в глубине своей обороны — выиграть время для приведения отходящих частей в порядок, организовать сопротивление, подвести резервы. Для этого он всеми мерами будет пытаться задержать наше наступление и остановить его, стремясь нанести наступающему возможно больше потерь в живой силе и подавить его огневые средства, прижать наступающих к земле, заставить потерять их темп движения, а вместе с тем и наступательный порыв.

Если нам ясны цель и характер действий противника в этот период боя, то, очевидно, нам будут ясны и наши контрмероприятия. Главное в них — не дать противнику замедлить темп нашего наступления. Быстрый темп наступления приводит и к меньшим потерям и к большим тактическим результатам наступательного боя. Однако одна пехота эту задачу не решит, ей должна помочь артиллерия и в первую очередь орудия и миномёты сопровождения. При этом быстрота передвижения последних должна быть такой, чтобы не отставать от поддерживаемой ими пехоты. Если учесть, что пехота движется безостановочно (к чему мы должны всегда стремиться), а орудия сопровождения должны и передвигаться и останавливаться для стрельбы, то скорость их движения, по крайней мере, должна быть вдвое больше скорости движения пехоты.

В связи с этим здесь получается некоторое противоречие. Остановки при сопровождении неизбежны, так как орудия в это время ведут стрельбу, а во время движения молчат. Молчание же орудий опасно, так как оно создаёт у своей пехоты неуверенность в артиллерийской поддержке, а противнику это даёт время опомниться и привести себя в порядок. Как же разрешить это противоречие, — дать ускоренный темп движения орудиям сопровождения и в то же время соблюсти непрерывность огня? Очевидно, оно может быть разрешено тем, что орудия для сопровождения пехотных подразделений надо назначать парами, или, ещё проще, “спаренными” взводами. Тогда в то время как одно орудие (взвод) будет передвигаться, второе орудие (взвод) будет вести огонь.

С этой точки зрения батарею полковых пушек полезно придавать батальону, с которым она будет действовать по методу боя орудий сопровождения {“спаренными” взводами). Батальонные миномёты, обладающие большой подвижностью и меньшей уязвимостью, могут придаваться стрелковым ротам. Взвод батальонных пушек будет действовать также, находясь в составе одной из стрелковых рот или оставаясь в непосредственном подчинении командира батальона.

Теперь напрашивается вопрос о величине “скачков” орудий сопровождения. Очевидно, что решение этого вопроса зависит от способов стрельбы и передвижения орудий, а также от темпов движения своей пехоты и условий местности. Кстати сказать, все эти донные (кроме движения своей пехоты) могут быть определены ещё до боя,

К орудию (миномёту) сопровождения предъявляется весьма важное требование — оно должно стрелять метко, огневую задачу выполнять быстро. Следовательно, стрельба, как правило, должна вестись прямой наводкой. А это значит, что самой эффективной будет стрельба на дальностях прямого выстрела, т. е. на дальностях 400—800 м. Отсюда расстояние, на которое допустимо отставание орудий сопровождения, не должно быть больше 300—600 м (в зависимости от типа орудий). Если принять среднюю скорость движения пехоты в 30—40 метров в минуту, то на выполнение огневой задачи в данном случае орудие будет иметь около 10—15 минут, что вполне достаточно для уничтожения одним орудием одной, а иногда и двух целей.

На ровной и открытой местности неплохие результаты стрельба прямой наводкой даёт и на дальностях, примерно в 1 1/2 раза больших дальности прямого выстрела. Однако это не значит, что могут быть увеличены дистанции “отставания” орудий сопровождения от своей пехоты больше, чем это было сказано выше.

Говоря о способах передвижения, нужно заметить, что тащить орудия сопровождения на руках с темпом движения вдвое большим, чем двигается наступающая пехота, невозможно и тем более тогда, когда под огнём противника орудия будут перекатываться стволом вперёд, что еще больше замедляет движение орудий. Следовательно, орудия надо перевозить.

Перевозка орудий может осуществляться либо на прицепе за машиной, либо на конной тяге. Оба эти способа передвижения имеют свои особенности и их надо учитывать. В первом случае орудие передвигается быстро и представляет собой мало уязвимую цель, особенно для артиллерии, ведущей огонь с закрытых позиций, но зато оно становится привязанным к дорогам, зачастую заранее пристрелянным противником. Во втором случае орудие передвигается медленнее и представляет собой более уязвимую цель, но менее привязано к дорогам и имеет возможность более широко использовать скрытые подступы.

При средней скорости движения машины с прицепом около 15—20 км/час орудие за 10 минут может сделать скачок в 2,5—3 км. Точно так же орудие на конной тяге за то же время может сделать около 1,5—2 км. Следовательно, оба эти способа передвижения дают возможность осуществления коротких и быстрых скачков и тем самым обеспечивают орудиям сопровождения более чем удвоенную скорость движения по сравнению с пехотой. Однако следует иметь в виду, что вызов средств тяги из укрытия к орудию тоже займёт какое-то время, и поэтому для того чтобы сократить его, средства тяги должны иметь зрительную связь со своими орудиями и простые сигналы для их вызова.

В такой динамичной форме боя, как бой внутри глубины обороны противника, орудие сопровождения должно не только уметь метко стрелять и своевременно открывать огонь, но оно должно быть и живучим. Живучесть орудия достигается прежде всего сохранением людей, так как сама материальная часть, как показывает опыт войны, меньше несёт боевых потерь, чем орудийный расчёт и средства тяги. Времени на окапывание в этой фазе боя не будет, следовательно уменьшения потерь надо добиваться за счёт скрытности передвижения и маскировки огневых позиций.

В боевой практике нередко наблюдались случаи, когда хорошо укрытые орудия обнаруживались противником по скоплению около них машин. Поэтому нужно делать так, чтобы машины, подбросив орудия на новые огневые позиции, немедленно уходили в укрытие. Если местность открытая, машины должны рассредоточиться и быть от орудий на таком удалении, чтобы ни обстрел их, ни наблюдение за ними противника не повредили самим орудиям. Орудия должны быть отцеплены от тягачей не на самой позиции, а на некотором от неё удалении (50—100 м). На позицию они должны выкатываться вручную, укрываясь за складками местности или за местными предметами.

Наконец, говоря об орудиях сопровождения, следует сказать и о роли инициативы в их манёвре и огне. Совершенно очевидно, что орудия сопровождения, ожидающие команды на открытие огня от пехотного командира или от старшего артиллерийского командира, своей роли не выполнят. Если они по своей инициативе откроют огонь не по той цели, которая в данный момент является наиболее вредящей для своей пехоты, то в этом вреда меньше, чем в том, что орудие, видя цель, будет ожидать приказания на открытие огня. Лучше в процессе стрельбы дать орудию задачу на открытие огня по другой, более важной цели, нежели воспитывать вредную безинициативность.

Точно так же весьма большое значение приобретает умение правильно определить моменты начала передвижения, выбрать маршрут движения, а также умелая организация манёвра. Всё это требует не только способности быстро ориентироваться в обстановке, но и твёрдого управления. Следовательно, орудиями сопровождения должен командовать офицер.

Каждый командир орудия (миномёта) сопровождения и весь его личный состав заняты во время боя стрельбой и не могут наблюдать за противником. Поэтому большую пользу приносило выделение каждому орудию сопровождения специального наблюдателя, на обязанности которого лежало непрерывное наблюдение за действиями противника и особенно за его огневыми средствами. Его доклад командиру орудия являлся основанием для принятия решения на открытие или перенос огня на более важную цель.

<-- Назад
Дальше -->

Эта страница принадлежит сайту "РККА"