3. ПЛОТНОСТЬ АРТИЛЛЕРИИ

Плотностью артиллерии определяется возможность решения задач, возложенных на артиллерию. С другой стороны, плотность артиллерии в наступательных операциях является следствием двух причин—роста насыщенности войск артиллерией и умения сосредоточить к участкам прорыва максимально возможного числа артиллерийских средств, находящихся в распоряжении общевойскового командира. В ходе Отечественной войны плотность артиллерии в наступательных операциях Красной Армии постоянно возрастала. В летних операциях 1943 г. на ряде фронтов плотность артиллерии создавалась в пределах от 130 до 150 орудий. При этом чем меньше назначался фронт прорыва, тем плотность артиллерии была больше. Так, на Брянском фронте (июль 1943 г.) в одной из армий для прорыва на участке в 3 км плотность артиллерии была 222,7 орудия на 1 км фронта; на Западном фронте (ноябрь 1943 г.) на участке прорыва в 2 км — 296,0 орудий; при прорыве обороны на р. Миус (июль 1943 г.) на участке прорыва в 2 км — 213 орудий на 1 км фронта; в Н-ской армии (Западный фронт) 238,0 орудий при прорыве на фронте в 3 км.

К месту прорыва сосредоточивались преимущественно артиллерия РГК, дивизионная артиллерия и миномёты. Например, для создания необходимой плотности на 5-км, фронте прорыва в одной из армий Юго-Западного фронта (август 1943 г. ) было сосредоточено 100% гаубичных и легкоартиллерийских полков, 86% пушечных артиллерийских полков, 87% дивизионных артиллерийских полков и 44% миномётных полков, находящихся в распоряжении командующего армией.

В операциях 1944 г. мы наблюдали дальнейший рост плотности артиллерии, который характеризуется данными табл. 1.

Таблица 1

Плотность артиллерии в некоторых операциях 1944 г.

Месяц

Ф р о н т

Ширина участка прорыва в км

Плотность артиллерии

Январь

Ленинградский

10,5

17,3

133,0

131,0

Волховский

12,5

101,0

Март

1-й Украинский

10

8

164,0

200,0

Июнь

Ленинградский

16

163,0

Карельский

12

127,5

1-й, 2-й и 3-й Белорусские (Минская операция)

12

10

11

158,0

128,0

111,4

Июль

1-й Белорусский (Ковельская операция)

5

9

4

195,2

242,5

236,2

Август

2-й Украинский (Ясская операция)

-

-

226,0

265,0

Возьмем для сравнения несколько крупных наступательных операций прошлой мировой войны и операций Красной Армии в 1944 г. (см. табл. 2).

Таблица 2

Сравнительные данные числа орудий и плотности артиллерии в операциях 1914—1918 гг. и 1944 г.

Дата

Операция

Фронт прорыва, км

Число орудий

Плотность

траншейных

75-мм пушек

тяжелых

итого

Операции 1914—1918гг.

Июнь 1916 г.

Река Сомма

15

360

444

645

1449

96,5

Апрель 1917 г.

Река Эн

40

1650

2000

1947

5597

140,0

Август 1917 г.

Верден

17

247

948

1318

2513

148,5

Октябрь 1917 г.

Мальмезон

10

270

624

986

1880

188,0

Операции Красной Армии 1944 г.

Июнь 1944 г.

Бобруйско-Минская

26

1302

1386

2447

5135

197,5

Июль 1944 г.

Ковельская

18

872

447

2785

4104

228,0

Август 1944 г.

Ясская

16

1061

1189

1895

4145

259,0

Сентябрь 1944 г.

Тартусская

15

703

426

1083

2212

147,5

Примечание. В операциях Красной Армии условно в графу траншейных орудий внесены 82-мм минометы и 76-мм полковые пушки; 45- и 57-мм пушки, а также реактивные миномёты в учёт не брались, с ними плотность будет значительно выше.

Данные по операциям войны 1914—1918 гг. взяты из известной книги Эрра — "Артиллерия в прошлом, настоящем и будущем", данные по операциям Красной Армии—из отчётов командующих артиллерией фронтов.

Если число дивизионных орудий в указанных операциях принять за единицу, то соотношение между дивизионными, траншейными и тяжелыми орудиями будет выглядеть так, как это показано в табл. 3.

Таблица 3

Соотношение дивизионных, траншейных и тяжёлых орудий в операциях 1914—1918 гг. и 1944 г.

Операции

Траншейные орудия

Дивизионные орудия

Тяжелые орудия

Операции 1914—1918гг.

Река Сомма

0,9

1

1,5

Река Эн

0,8

1

-

Верден

0,4

1

1,3

Мальмезон

0,4

1

1,6

Операции Красной Армии 1944 г.

Бобруйско-Минская

1

1

1,7

Ковельская

2

1

6

Ясская

0,8

1

1,6

Тартусская

0,6

1

2,7

Данные табл. 3, взятые для сравнения без специального их подбора, показывают, что и количественное и качественное соотношения складываются в нашу пользу, даже если не принимать во внимание качественного улучшения самого вооружения, а следовательно, и его убойной силы. Следует также иметь в виду и то обстоятельство, что наряду с артиллерией РГК средние и тяжелые войсковые миномёты приобрели весьма важную роль в создании мощной концентрации артиллерии на участках прорыва, а их удельный вес был весьма высок. Так, например, удельный вес 82-мм миномётов в некоторых армиях Брянского фронта составлял от 12 до 25% общего числа орудий, на Западном фронте—от 16,3 до 243%. В Мелитопольской операции удельный вес 82-мм и 120-мм миномётов был ещё выше и достигал 36% всех артиллерийских средств. В среднем 82-мм миномёты составляют около 20% всего количества артиллерии, назначенной для подготовки прорыва.

В стрелковой дивизии 82-мм миномёты составляют около 60% её штатных артиллерийских средств, учитываемых в плотности артиллерии. При усилении стрелковой дивизии артиллерией РГК удельный вес 82-мм миномётов снижается, но и при этих условиях все же около одной пятой всей артиллерии приходится на долю 82-мм миномётов. Следовательно, не принимать во внимание эти средства при артиллерийской подготовке недопустимо.

Роль миномётов заметно возросла после перехода немцев к траншейной системе обороны. Для борьбы с противником в траншеях миномёты являются серьёзным средством, так как они обладают необходимыми для этого данными: навесной траекторией, скорострельностью, большим осколочным действием мин и т. д.

Кроме того, следует иметь в виду, что 82-мм миномёты и 76-мм полковые пушки обладают не меньшей мощностью Снаряда, чем 76-мм дивизионные пушки, и имеют они достаточно большую нагрузку во всех этапах наступательной операции. Точно так же исключённые нами из учёта плотности артиллерии 45-мм пушки выполняют ответственную задачу не только по борьбе с лёгкими и средними танками противника, но и по уничтожению отдельных огневых точек противника во время артиллерийской подготовки.

Вместе с тем не совсем верно и исключение из учёта плотности артиллерии реактивных миномётов на том основании, что якобы метод ведения ими огня настолько резко отличается от методов ведения огня нарезной артиллерии, что приравнивание установок реактивных миномётов к орудиям невозможно. Однако подсчитано, что если за единицу времени для измерения создаваемой орудиями плотности разрывов взять не залп и не минуту, а час, то уже можно без больших погрешностей приравнять в расчёте плотности артиллерии одну реактивную установку к одному орудию.

Следовательно, даже если не учитывать обстоятельства, которые мы только что перечислили, плотность артиллерии, создававшаяся в наступательных операциях Красной Армии, была значительно выше, нежели в наступательных операциях прошлой мировой войны. Больше того, она оказалась также значительно выше тех норм, которые пытались в своё время установить видные военные теоретики, исходя из опыта мировой войны 1914—1918 гг.

Например, Кюльман считал за необходимую норму плотности артиллерии при прорыве позиционной обороны 96 орудий на 1 км фронта. Триандафилов эту норму обусловливал 75 орудиями на 1 км.

Наш Боевой устав артиллерии 1937 г., ч. II, потребность в артиллерии определял количеством орудий, необходимых для артиллерийской подготовки атаки, причём плотность артиллерии для артиллерийской подготовки обусловливалась продолжительностью артиллерийской подготовки и наличием у наступающего танков (ст. 147 и 148 БУА, ч. II, 1937 г.). Получалось так, что, чем более у наступающего танков и больше длительность артиллерийской подготовки, тем меньше надо иметь орудий на 1 км фронта. Как видим, весь опыт Великой отечественной войны показал несостоятельность этого метода расчёта.

Высокая плотность артиллерии в современных наступательных операциях оказалась нужна не только для артиллерийской подготовки атаки. Она не меньше нужна и для поддержки атаки. Не случайно Отечественная война, возродила к жизни огневой вал как основной метод артиллерийской поддержки атаки. В Боевом уставе артиллерии ч. II 1937 г. мы не найдём ни одного напоминания об огневом вале. В проект Полевого устава 1943 г. было введено только упоминание об огневом вале. В то же время применённый в широком масштабе на Брянском фронте в июле 1943 г. огневой вал только за один год до июльской операции 1-го Белорусского фронта получил не только широкое распространение, но и было разработано несколько способов постановки огневого вала, получивших относительно законченное определение в специальной инструкции. Материальные предпосылки для применения огневого вала уже были созданы, а удобства его организации и проведения в сравнении с методом последовательных сосредоточений сразу сделали огневой вал основным методом артиллерийской поддержки атаки. К этому ещё основательно толкал и переход немцев к траншейной тактике обороны.

Мы не можем утверждать, что рост плотности артиллерии в последних крупных наступательных операциях Красной Армии подошёл к пределу, хотя опыт и показывает, что плотность в 150—200 орудий на 1 км фронта при средней ширине участка прорыва в 10—15 км достаточна для того, чтобы во время артиллерийской подготовки одновременно подавить всю систему огня обороняющегося на такую глубину обороны, из которой противник может вести действительный огонь по атакующим передний край обороны войскам. Эта же плотность обеспечивает и организацию двойного огневого вала.

Вместе с этим отмечалось не раз, что рост плотности артиллерии стимулировало уже не число огневых средств в обороне противника.

Мы выносим за скобки рост плотности артиллерии в обороне, что начало наблюдаться у немцев с 1944 г. Это увеличение артиллерии в обороне немцев, несомненно, потребовало увеличения с нашей стороны контрбатарейной артиллерии, за счёт которой стала, естественно, расти и плотность артиллерии наступающих. Однако это увеличение плотности артиллерии в силу указанной причины не получило к концу Отечественной войны заметного выражения. Эта тенденция не успела развиться.

В некоторых операциях 1943 г. высокую плотность артиллерии стимулировала несоразмерность наличия артиллерийских средств с другими средствами и силами, что приводило к прорывам на узких участках фронта с плотностью артиллерии в 250—300 орудий на 1 км фронта.

Второй причиной, стимулировавшей создание ненормально высокой плотности артиллерии, явилась установившаяся у нас практика отпуска необходимого количества боеприпасов на операцию, исчисляемого в боекомплектах. Подобный метод расчёта потребности и отпуска боеприпасов хотя и имеет очень много положительных сторон перед другими, но его отрицательной стороной является то, что он вызывает стремление получить больше артиллерии усиления, чтобы с нею получить и больше боеприпасов (в абсолютных цифрах).

Иногда в сосредоточении к участкам прорыва очень большого числа орудий и миномётов кроется и некоторая страховка, рассчитанная на перекрытие массой артиллерийского огня недостатков в его организации. Эти недостатки, заметно сказывавшиеся в некоторых наступательных операциях Красной Армии 1944 и 1945 гг., в значительной мере были изжиты. Выбор участков прорыва производился тщательно; в определении ширины участков прорыва также тщательно учитывается соразмерность наличных средств и сил, самые операции всесторонне подготовляются.

Несмотря на то что штатной артиллерии в современной стрелковой дивизии стало значительно больше, чем в пехотной дивизии в войне 1914 - 1918 гг., в Отечественной войне приходилось привлекать к обеспечению прорыва большое число артиллерии РГК.

Стрелковый корпус, прорывающий фронт обороны противника на участке в 5—8 км, обычно строит свой боевой порядок в два эшелона. Артиллерия дивизии, находящейся во втором эшелоне, как правило, привлекается к артиллерийской подготовке атаки и артиллерийской поддержке атаки дивизии первого эшелона. Для этой цели использовались не только артиллерийские полки стрелковых дивизий и 82-мм и 120-мм миномёты, но и их истребительно-противотанковые дивизионы, которые в этот период боя действовали как обычные лёгкие дивизионы и вели стрельбу с закрытых огневых позиций. Этот приём облегчает создание высокой, необходимой для прорыва плотности артиллерии и в то же время сокращает перегруппировки артиллерийских частей в пределах фронта и армий.

При использовании артиллерийских средств стрелковых дивизий второго и третьего эшелонов большое значение имеет организация этого привлечения. В одной из операций Западного фронта каждая дивизия первого эшелона получала полностью артиллерию из определённой стрелковой дивизии второго эшелона. В этом случае было исключено крайне вредное разбрасывание этих артиллерийских средств между разными дивизиями и одновременно облегчалось своевременное возвращение приданной артиллерии в состав своей дивизии.

Артиллерия дивизий второго эшелона привлекалась только на время артиллерийской подготовки атаки и её сопровождения. Поэтому она не продвигалась за частями первого эшелона, а после артиллерийского сопровождения атаки возвращалась в свою дивизию.

Из 82-мм и 120-мм миномётов создавались импровизированные артиллерийские части. Приданная им временная организация облегчала управление и постановку огневых задач. Так, например, формировались 82-мм миномётные батальоны дивизии под командованием одного из начальников артиллерии стрелковых полков. Эти батальоны состояли из трёх миномётных рот (по одной от каждого стрелкового полка), каждая рота—из трёх взводов (по одному от каждого батальона); взвод имел девять 82-мм миномётов.

120-мм миномётный дивизион дивизии создавался также под командованием одного из начальников артиллерии стрелковых полков и состоял из трёх батарей (по одной от каждого стрелкового полка) в составе шести-семи 120-мм миномётов каждая.

Для этих батальонов и дивизионов не нужно было создавать специальных органов управления и связи, так как они в состав групп поддержка пехоты не включались. Располагались они поротно и побатарейно, а в некоторых случаях и ещё более компактно. На оба первых периода артиллерийского наступления они получали фактически одну огневую задачу — им давался участок траншей для подавления и делались указания о порядке переноса огня от этого участка в глубину обороны противника при сопровождении атаки огневым валом.

Артиллерийский полк стрелковой дивизии из состава второго эшелона, вооружённый более дальнобойными орудиями (76-мм и 122-мм калибра), имеет штатные органы управления, поэтому в нём возможна организация управления огнём. Этот полк уже включался в состав полковых артиллерийских групп как бы вторым комплектом артиллерии в этих группах. Таким образом, из этой артиллерии не создавалось особых артиллерийских групп стрелковых полков; она либо включалась для усиления в уже сформированные полковые группы, либо командующий артиллерией дивизии первого эшелона оставлял её в своих руках. Такое использование артиллерии вторых эшелонов позволяло безболезненно изымать её в период артиллерийского обеспечения боя в глубине и возвращать в свою дивизию.

В операциях 1944 г., в связи с ростом числа привлекаемой к обеспечению наступления стрелкового корпуса артиллерии РГК, 82-мм миномёты стали привлекаться реже для этой цели. Отказ от привлечения 82-мм миномётов дивизий второго эшелона к артиллерийской подготовке и участию в огневом вале нельзя признать правильным, так как такой сводный батальон способен на участке протяжением до 600 м по фронту дать огонь вполне достаточной плотности для надёжного подавления живой силы противника, укрытой в траншеях.

Если учесть привлечение этих миномётов, то (без 45-мм пушек) корпус в среднем может создать плотность артиллерии своими штатными средствами в 56—90 орудий и миномётов на 1 км фронта прорыва.

При создании нормальной для современных прорывов плотности артиллерии в 150—200 орудий на 1 км фронта прорыва корпус надо усилить артиллерией РГК. Потребуется для этой цели около 500—800 орудий, что составит 22—25 артиллерийско-миномётных полков РГК. Ясно, что одной артиллерийской дивизии прорыва на стрелковый корпус, действующий на направлении главного удара, будет недостаточно. Поэтому такой стрелковый корпус обычно поддерживало ещё минимум 2—3 артиллерийские бригады.

Например, операцию по форсированию р. Свирь (июнь 1944 г.) осуществляло два стрелковых корпуса на фронте в 12 км. Плотность артиллерии была создана в 127,3 орудия на 1 км (без 45-мм пушек), а с учётом реактивных миномётов 163 орудия и миномётов на 1 км фронта. Для создания такой плотности артиллерии, помимо штатной артиллерии стрелковых корпусов, потребовалось сосредоточить 39 артиллерийско-миномётных полков РГК. Эти артиллерийские части РГК повысили плотность артиллерии с 73 орудий до указанных 163 орудий. Характерно следующее соотношение: на 9 стрелковых полков первой линии приходилось 39 артиллерийских полков. На каждых 4—5 активных стрелков первой линии приходилось одно орудие или миномёт.

В этой связи интересно вспомнить следующее: у Наполеона в 1806 г. на 1000 пехотинцев приходилось 3 орудия, к 1813 г. это соотношение поднялось до 5 орудий на 1000 пехотинцев. Во Франции в 1914 г. на 1000 пехотинцев приходилось 4 орудия, к 1918 г. это соотношение поднялось до 13 орудий на 1000 пехотинцев. В нашей современной дивизии усиленного типа на каждые 1000 пехотинцев приходится свыше 33 орудии и миномётов.

Приведенные соображения и примеры свидетельствуют об исключительно возросшей роли артиллерии РГК.

В Красной Армии это было учтено ещё на самой начальной стадии войны 1941—1945 гг., вследствие чего наблюдался заметный рост числа артиллерийских частей РГК. К концу Отечественной войны удельный вес артиллерии РГК более чем в три раза превосходил удельный вес артиллерии РГК передовых армий в войне 1914—1918 гг.

Этот рост артиллерии РГК позволил Верховному Командованию производить крупные манёвры артиллерийскими средствами. Достаточно сказать, что для обеспечения январской операции 1945 г. участвовавшим в ней фронтам было подано около 300 железнодорожных эшелонов артиллерийских частей РГК. Не менее важную роль части РГК сыграли в манёвре артиллерийскими средствами внутри фронтов и армий.

В связи с наличием больших возможностей в отношении артиллерийских средств в наступательных операциях в отдельных случаях мы наблюдаем увлечение крайностями в погоне за созданием максимально возможных плотностей артиллерии. Такое увлечение зачастую осложняет подготовительные мероприятия к прорыву, создаёт благоприятные условия для вскрытия противником наших планов, чем нарушается внезапность атаки. Поэтому для руководящих артиллерийских командиров в армии и во фронте становится необходимым предварительный подсчёт артиллерийских средств, потребных на операцию. Основанием для подобного расчёта должен являться в первую очередь анализ разведывательных данных об обороне противника, а также учёт наличия своих артиллерийских средств и обеспечение их боеприпасами.

Существует несколько методов ориентировочного подсчёта артиллерийских средств, потребных для проведения артиллерийской подготовки. Наиболее распространенными из них являются два. Приведём примеры.

Первый метод. Предположим, что немецкая пехотная дивизия имеет примерно 840 огневых точек (613 ручных и станковых пулемётов, 138 миномётов и 89 пехотных и противотанковых орудий), на подавление которых при средней дальности стрельбы 4—6 км нужно 50400 122-мм снарядов. Это количество снарядов в течение часа может быть выпущено 504 орудиями. Если принять за нормальный фронт обороны немецкой пехотной дивизии 8 км, то на 1 км фронта потребуется около 63 орудий. Кроме того, на проделывание проходов в проволочных заграждениях (6— 8 проходов на 1 км, считая, что остальные проходы будут проделаны танками) потребуется 24—32 орудия и на контрбатарейную борьбу (против 9—12 батарей на фронте в 8 км) 72—96 орудий, или на 1 км 9—12 орудий. Таким образом, всего на 1 км фронта требуется 96—107 орудий.

Второй метод. Немецкая пехотная дивизия имеет примерно 81 взводный узел сопротивления, в среднем по 5 га каждый. Если считать, что около половины пехотных и противотанковых орудий и около половины пулемётных и миномётных взводов будет располагаться вне взводных узлов сопротивления, то добавочно подавлению подлежит 18 узлов по 5 га и 40—45 огневых точек по 2 га. Всего подлежит подавлению около 580 га. Норма подавления на дивизион — 5 га в 30—40 минут, при артиллерийской подготовке в 1 час на дивизион можно дать по 2 участка.

Итого на подавление потребуется 58 дивизионов на 8 км фронта, или около 90 орудий на 1 км фронта. Кроме того, прибавив сюда (подобно предыдущему примеру) необходимое количество орудий на проделывание проходов и на контрбатарейную борьбу, мы получим, что на прорыв потребуется плотность в 120—130 орудий на 1 км фронта.

Оба эти метода расчёта имеют свои многочисленные варианты, но принцип подсчёта в них примерно такой, как приведен выше. Кроме того, оба метода имеют крупные недостатки. Например, никогда все 100% целей вскрыты не бывают. Если итти по пути подавления конкретно вскрытых целей, то создаётся опасность, что большое число целей окажется неподавленным, либо эти цели будут создаваться воображением пехотных и артиллерийских начальников. Результат будет тот же: малая действительность артиллерийского огня.

Метод подсчёта по площадям приводит к искусственному сведению целей в участки, подлежащие подавлению, а отсюда неизбежно фантазирование. В результате — всё та же малая действительность артиллерийского огня, а за нею и возможный срыв пехотной атаки.

Нам могут возразить, что мы смешиваем два понятия: Подсчёт потребной артиллерии на артиллерийскую подготовку и постановку задач на артподготовку. Однако этот упрек был бы заслуженным, если бы в боевой практике эти два вопроса разделялись.

Третий метод. С летних операций 1943 г. стал применяться ещё один метод подсчета. Этот метод подсчёта в ходе войны неоднократно изменялся, принцип его оставался неизменным. Основывается он не на подсчёте числа огневых точек противника, подлежащих подавлению, и не на подсчёте площади, на которой располагаются огневые средства и живая сила противника, а на учёте характера обороны противника, вернее на том, как огневые средства и живая сила обороняющегося противника размещены на местности, и одновременно на предварительном решении о методе проведения артиллерийской подготовки. Вызван был этот метод подсчёта переходом немцев к траншейной системе обороны. Сущность его заключается в следующем.

Траншея требует сплошного поражения. Обстрел площади или обстрел отдельных участков траншеи в данном случае цели не достигнет. Нужно одновременное и сплошное покрытие всей траншеи артиллерийским огнём. Надо либо завалить ходы сообщения, либо запретить движение по ним, разобщить траншеи, расчленить их на несообщающиеся участки, чтобы легче было их атаковать и уничтожить их гарнизоны.

С какой же плотностью надо наложить разрывы мин и снарядов на траншею, чтобы вся она подавлялась? Наиболее верным решением надо считать назначение для дивизиона такой ширины участка, как и при расчёте огневого вала, т. е. в 150—250 м по фронту, что создаёт зону сплошного поражения.

Таким образом, для подавления первой линии траншей надо 4—6 артиллерийских дивизионов на 1 км фронта. К этому следует прибавить 2—3 дивизиона, ведущих огонь веером действительного поражения на подавление каждой последующей линии траншей в глубине обороны. Что же касается артиллерии, потребной для проделывания проходов в препятствиях, для борьбы с батареями противника и его органами управления, для разрушения отдельных целей и ходов сообщения, то эти расчёты производятся, исходя из конкретной обстановки. Ориентировочно лишь можно считать, что для контрбатарейной борьбы в полосе обороны немецкой пехотной дивизии потребуется от 8 до 12 дивизионов (или примерно 1 — 1 1/2 дивизиона на 1 км фронта прорыва). Эта же артиллерия будет решать задачи воздействия на органы управления противника, его тылы и тактические резервы. Поэтому её количество возрастет примерно до 2 дивизионов на 1 км фронта.

Чтобы закончить вопрос о плотности артиллерии в наступательной операции, нам сдаётся только привести это понятие к общепринятому обозначению — к числу орудий на 1 км фронта. Для подавления живой силы и огневых средств потребуется от 72 до 108 орудий на 1 км фронта (при одновременном подавлении двух линий траншей) или 108—132 орудия при одновременном подавлении всей ближайшей глубины обороны противника. Для борьбы с артиллерией противника, его органами управления, тылами и тактическими резервами в среднем понадобится от 18 до 24 орудий на 1 км фронта, кроме того, для разрушения целей на переднем крае обороны орудиями прямой наводки 12—15 орудий. В общем итоге средняя плотность артиллерии в наступательной операции составит от 100 до 140 орудий на 1 км фронта при средней плотности и 140—170 орудий при повышенной плотности.

При наличии у обороняющегося сооружений долговременного типа или особо прочных сооружений полевого типа, требующих разрушения, понадобится 12—16 орудий на 1 км фронта.

В конечном итоге нормальная плотность артиллерии к концу Отечественной войны, рассчитываемая по приведенному методу, считалась в 150—200 орудий на 1 км фронта.

Однако при расчёте необходимой плотности артиллерии надо считаться и с шириной участка прорыва. Опыт подтверждает необходимость создания большей плотности артиллерии при прорыве на узком участке фронта. Это объясняется не только тем, что к узкому участку прорыва легче сосредоточить достаточно большое число артиллерии. (Для создания плотности в 296 орудий при прорыве на фронте в 2 км требуется 592 орудия, а для создания плотности в 151,1 орудия при прорыве в 10 км— 1511 орудий. Из данного примера видно, что для создания вдвое меньшей плотности требуется в три раза больше артиллерии.) Потребность в большей плотности артиллерии при прорыве на узких участках фронта обусловливается необходимостью воздействовать артиллерийским огнём на все огневые точки противника, которые могут быть им привлечены с флангов для противодействия атакующим частям. Точнее было бы сказать, что отношение ширины участка прорыва к ширине участка артиллерийского обеспечения прорыва изменяется обратно пропорционально.

Поясним это примером. При прорыве обороны противника для обеспечения флангов главной группировки, надо надёжно подавить все огневые точки противника, могущие нанести поражение действительным огнём автоматического оружия. Это значит, что ширина “артиллерийского прорыва”, если так можно выразиться, должна быть больше ширины участка прорыва обороны противника по 1,5—2,0 км в обе стороны. Для взятого нами выше примера это значит — при прорыве на 10 км ширина “артиллерийского прорыва” равна 13—14 км, что даёт отношение 1 : 1,4; при прорыве на двухкилометровом участке ширина “артиллерийского прорыва” равна 5—6 км, отношение 1 :3. Это сказывается на реальной плотности насыщенности артиллерией. В первом примере 1511 орудий фактически работают в полосе 13—14 км, где реальная плотность становится равной 108—116 орудиям плюс плотность артиллерии на соседних участках, которая обыкновенно невысокая. Во втором примере 592 орудия фактически работают в полосе 5—6 км, реальная плотность равна 98—118 орудиям.

Итак мы приходим к следующим выводам.

Методы расчёта потребной плотности артиллерии при прорыве укреплённой полосы обороны зависят прежде всего от материальных возможностей. С количественным ростом артиллерии Красной Армии в Отечественной войне росла и плотность артиллерии в наступательных операциях.

При ограниченности артиллерийских средств у наступающего цель артиллерийской подготовки может достигаться варьированием методов подавления и временем, отводимым на артиллерийскую подготовку (недостаток орудий и миномётов восполняется числом выбрасываемых ими снарядов и последовательным подавлением объектов обороны). Эти варианты будут рассмотрены ниже, но уже здесь следует сказать, что они могут быть использованы лишь при недостатке артиллерии. Поэтому “экономия” в плотности артиллерии имеет ряд отрицательных сторон.

Необходимая плотность артиллерии рассчитывается в зависимости от характера обороны противника и требования одновременного её подавления на всю её ближайшую глубину.

Плотность артиллерии — величина относительная, её значение и роль зависят от абсолютного, числа орудий и миномётов, привлекаемых к артиллерийской подготовке. При больших абсолютных цифрах плотность артиллерии без вреда для дела может быть снижена. Это значит, что чем шире участок прорыва, тем плотность артиллерии может быть ниже.

<-- Назад
Дальше -->

Эта страница принадлежит сайту "РККА"