9. ДЕЙСТВИЯ ОРУДИЙ СОПРОВОЖДЕНИЯ

Помимо артиллерийской поддержки атаки пехоты массированным и управляемым огнём артиллерии, следует сказать и об орудиях сопровождения. Во время артиллерийской подготовки орудия, ведущие огонь прямой наводкой, разрушают ДЗОТ, проделывают проходы в проволоке, а в некоторых, наиболее благоприятных с точки зрения техники ведения стрельбы случаях, разрушают отдельные участки траншей. Для этой цели используются все батальонные и полковые пушки и часть дивизионной артиллерии. На выполнение этих задач орудия тратят 15—20 минут, что обычно занимает от 20 до 40'% времени, отводимого на артиллерийскую подготовку. В остальное время артиллерийской подготовки эти орудия огня не ведут. Как же они используются во время артиллерийской поддержки атаки пехоты?

Иногда орудия, ведущие огонь прямой наводкой, используются в последнем огневом налёте перед атакой. Это мероприятие надо признать разумным. Полезно оно не только потому, что усиливает мощь огня последнего периода артиллерийской подготовки, но главным образом и потому, что огонь орудий прямой наводки можно вести по первой линии траншей значительно дольше, чем огонь с закрытых позиций. Огонь орудий прямой наводки можно вести до подхода своей пехоты к траншее на 80—100 м. Это в два-два с половиной раза сокращает расстояние, которое пехоте надо преодолеть с момента переноса огня артиллерии в глубину до прыжка в траншею противника. Или, иначе говоря, рубеж атаки, с которого движение можно и должно совершить броском, уменьшается с 200—250 м до 80—100 м от траншеи противника. Правда, плотность этого огня невелика. Если учесть обычную норму в 10—15 орудий прямой наводки на 1 км фронта при равномерном распределении их огня по фронту, то на одно орудие приходится участок от 60 до 100 м. Величина разлёта осколков 76-мм гранаты, дающая действительное поражение, как известно, равна 30 м. Следовательно, от половины до двух третей фронта атаки в этот момент все-таки остаётся непоражаемым. В 3—4 минуты пехота пройдет те 100—150 м, которые отделяют её на местности от момента переноса огня артиллерии в глубину обороны до момента, когда надо и огонь орудий прямой наводки переносить в глубину. За это время орудие прямой наводки может сделать 25—40 выстрелов.

Правила стрельбы при ведении огневого вала для надёжного подавления требуют на каждые 100 м фронта от 9 до 18 выстрелов в минуту. В рассматриваемом нами примере получается около 10 выстрелов в минуту на 100м фронта. Выходит, что темп огня орудий прямой наводки подходит к норме правил стрельбы, но действительность огня (по разлёту осколков) в два-три раза меньше. Отсюда можно сделать следующее допущение: одному орудию прямой наводки можно дать 60—100 м участка траншеи для подавления, но огонь оно должно вести с переносом по фронту. Перенос может быть осуществлён одним скачком или несколькими (по 30 м). Надо оговориться, что этот вывод сделан чисто теоретически; в практике автор не встречал подобного решения задачи. Однако это не значит, что этот способ не может быть применим.

Может быть найдено и другое, более простое решение вопроса: увеличение числа орудий прямой наводки до одного на каждые 30—40 м фронта наступления. Таким образом, число этих орудий с 10—15 на 1 км фронта наступления возрастает до 25—30. Во многих операциях это число было и больше, доходя иногда до 40 орудий на 1 км фронта, но использовались они главным образом во время артиллерийской подготовки, а не артиллерийской поддержки атаки. К такому количеству орудий, выделенных для стрельбы прямой наводкой, можно прибегнуть лишь в том случае, если на участке прорыва создана очень высокая плотность артиллерии и изъятие 25—30 орудий на 1 км фронта из артиллерийской подготовки не окажет на неё существенного влияния.

Часто с захватом первой линии траншей условия стрельбы резко меняются, и орудия прямой наводки с прежних ОП выполнять задачу поддержки атаки уже не смогут. Этот момент определяет превращение орудий прямой наводки в орудия сопровождения пехоты.

Роль орудий сопровождения пехоты у нас иногда недооценивали и считали, что артиллерийская поддержка атаки решается только массированным огнём централизованной артиллерии с закрытых огневых позиций. Такой подход к этому вопросу надо признать ошибочным. Самую действенную помощь пехоте во время атаки ближайшей глубины обороны противника могут оказать те орудия, которые действуют непосредственно в боевых порядках пехоты. Они способны немедленно реагировать на всякую ближайшую, ожившую цель. Используя все преимущества ближнего боя, эти орудия способны решить задачу уничтожения оживших целей в короткий срок и тем самым будут способствовать высокому темпу наступления пехоты, который является главнейшим элементом успеха атаки.

Что мешает выполнению орудиями сопровождения своей задачи? Только трудности в быстром передвижении, чтобы успевать с открытием огня в нужный момент. Дело в том, что понятие о движении орудий сопровождения в боевых порядках пехоты толкуется по-разному. Люди, мало компетентные в артиллерии, этот вопрос понимают так, что орудие двигается вместе с передовой цепью или передовой пехотной группой. Получается так, что орудие составляет ядро, вокруг которого группируются пехотинцы; они и двигаются вместе с орудием вперёд. При этом забывается, что для стрельбы орудие должно остановиться, так как с ходу оно не стреляет. Выходит так, что если орудие остановилось, то и пехота, с которой оно двигается, тоже останавливается. Это вредная точка зрения, она приводит к нарушению подлинного взаимодействия между артиллерией и пехотой.

Суть здесь в том, что пока орудие ведёт огонь, пехота приближается к обстреливаемой цели; как только пехота подошла вплотную к поражаемой цели и дальнейшая стрельба становится опасной для своей же пехоты, орудие огонь прекращает и начинает движение вперёд. Значит временное отставание орудия от пехоты становится неизбежным. Кроме того, в своём движении вперёд орудие сопровождения либо тащат на руках, — тогда оно, несомненно, сразу отстанет от пехоты, — либо его везёт тягач. Тягач у нас громоздкий и легко уязвим. Двигаясь таким способом по открытой местности, орудие превращается в прекрасную мишень для противника; его быстро подбивают, а вместе с ним несёт потери и пехота. К тому же тягач имеет иную скорость движения, чем пехота. Поэтому разрыв в движении здесь также неизбежен.

Идеальным решением вопроса в данном случае было бы применение в качестве орудий сопровождения самоходных орудий. Но, к сожалению, это очень часто бывает невозможно осуществить. Поэтому мы должны искать решение задачи с обычными орудиями полевой артиллерии.

Решение тут возможно только одно: эти орудия должны передвигаться скачками. Они не могут перекатываться на руках, их надо перевозить тягачом или лошадьми. Величина скачка должна определяться характером местности, характером обороны противника и темпом движения своей пехоты. Если местность пересечённая, с большим количеством местных предметов, то скачки лучше всего делать от закрытия к закрытию. Как только своя пехота овладеет одним топографическим рубежом, орудие сопровождения немедленно выдвигается на этот рубеж, изготовляется для стрельбы, открывает огонь по обнаруженным целям и ведёт его до тех пор, пока своя пехота не выйдет к следующему укрытию.

На местности равнинной и открытой эти скачки будут определяться дальностью действительного огня прямой наводкой, т. е. примерно в 600—1000 м. Если оборонительные сооружения противника по глубине расположены неплотно (удаление траншей одна от другой свыше 400 м и т. п.), то скачки орудия сопровождения могут быть большими и иногда превышать 1000 м. При плотном размещении оборонительных сооружений противника скачки будут меньше — от одной линии траншей до другой, с таким расчётом, чтобы быть готовым открыть огонь прямой наводкой в тот момент, когда пехота начинает движение от одной линии траншей к другой или от одного опорного пункта к другому. И, наконец, чем медленнее темп движения пехоты, тем больше могут быть скачки.

Во всяком случае взаимодействие огня и движения самих орудий сопровождения с движением пехоты и её атакой объектов обороны требует большой слаженности. Очень полезно перед наступлением потренироваться в ближайшем тылу на местности, схожей с той, на которой предстоит наступать. Эти тренировки полностью себя окупали.

С большой пользой также применялись “спаренные” орудия сопровождения. Суть этого состоит в том, что для сопровождения одной и той же группы пехоты (рота, батальон и т. п.) назначалось два орудия (или два взвода), а не одно. Известно, что главным врагом орудий сопровождения (если своя пехота впереди) являются танки, самоходные орудия противника и орудия полевой артиллерии, ведущие огонь прямой наводкой, что особенно опасно для орудий сопровождения во время движения. Поэтому движение орудий сопровождения, когда они спарены, организовывалось так: одно орудие находится в движении, другое стоит на месте в готовности в любой момент поразить цель, открывшую огонь по двигающемуся орудию. Как только первое орудие остановилось и изготовилось к стрельбе, второе начинает своё движение, причём удаление этих орудий одно от другого должно быть таково, чтобы, во-первых, обеспечивалась непрерывная зрительная связь и, во-вторых, расстояние между ними не превышало действительности огня прямой наводкой. Так же поступали и “спаренные” взводы.

<-- Назад
Дальше -->

Эта страница принадлежит сайту "РККА"