ЭВОЛЮЦИЯ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ СОВЕТСКОЙ ОБОРОННОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ В 1921-1941 ГОДАХ И СМЕНА ПРИОРИТЕТОВ "ОБОРОНКИ"

Кандидат исторических наук Михаил Мухин

История СССР в двадцатилетие между окончанием Гражданской и началом Великой Отечественной войн представляет собой один из самых интересных и значительных периодов новейшей истории нашей страны. Именно в эти годы сложилась политико-экономическая система просуществовавшая, меняясь в частностях, но неизменная по сути, до конца 80-х годов текущего столетия. Для СССР этого времени было характерно состояние постоянной конфронтации различной степени напряженности с большинством экономически высокоразвитых стран мира. Такая ситуация естественно вызвала стремление советского руководства создать мощную, а значит - хорошо вооруженную армию. В реалиях тех лет это было возможно исключительно путем модернизации отечественной военной промышленности в уже существующих областях военного производства (артиллерийское производство, производство стрелкового оружия и т.д.) и создания новых отраслей военной промышленности. Обстоятельства создания и функционирования оборонной индустрии наложили свой отпечаток практически на все события отечественной истории 1921-1941 годов. Не учитывая влияние военной обороны на экономику страны в межвоенные годы, невозможно объективно судить о развитии СССР в этот период. С другой стороны, темпы развития военной промышленности в целом, и приоритетность конкретных ее отраслей в различные годы, могут служить индикатором различных внешнеполитических решений советского руководства в рассматриваемое время.

Практически с момента создания Советский Союз постоянно готовился к Большой войне, что обусловило необходимость перманентного развития и расширения отечественной военной промышленности. Постепенно "оборонка" превратилась в огромную отрасль промышленности, на которую уже в конце 20-х - начале 30-х годов тратилось 9-10% процентов годового валового дохода страны [1] а к концу 30-х годов эта доля достигала около 30% валового дохода.

К концу XX века советский ВПК и отечественная военная промышленность, представляющая собой его важнейшую часть, превратились в особую структуру, способную так или иначе влиять на почти любую сферу жизни страны. Изучение истории отечественного ВПК вообще и истории его зарождения и становления в частности, способно пролить свет на самые разные, подчас на первый взгляд совершенно не связанные с военной промышленностью сюжеты; причем зачастую разобраться в каком-либо вопросе возможно лишь обратившись к периоду становления "оборонки".

По вполне понятным причинам научной литературы по истории советской оборонной промышленности почти нет. Из периода после 1917 г. сколько-нибудь подробно освещен лишь период Гражданской войны. Еще довоенные работы А. Вольпе [2], и позднейшие работы С.М. Кляцкина [3], М.М. Бизяевой [4] и Д.А. Коваленко [5] - достаточно полно освещают функционирование военной промышленности России, доставшейся в наследство большевикам, но не затрагивают период после 1921 г. Для нас эти работы имеют значение "фундамента", демонстрируя, с чем вышла советская оборонная промышленность из горнила Гражданской войны.

Военная промышленность СССР периода Великой Отечественной войны рассмотрена в монографии А.Н. Вознесенского [6]. Однако, к сожалению, сюжеты 20-30-х годов А.Н. Вознесенский почти не затрагивает. То же самое можно сказать про работы Г.С. Кравченко и Я.Э. Чадаева [7]. Для всех этих трудов характерно упорное нежелание говорить о структуре и составе военной промышленности в предвоенный период или о каких-либо количественных показателях "оборонки". Наиболее распространенным является тезис о том, что советская военная промышленность великолепно проявила себя в годы войны, а значит, усилия партии и правительства по созданию оборонного потенциала в предвоенные годы не пропали даром. На этом, как правило, рассмотрение предвоенного состояния советской оборонной промышленности и ограничивается.

Коллективная работа "Тыл советских вооруженных сил в Великой Отечественной войне" [8], хотя и посвящена не столько экономике, сколько организации тыловых учреждений действующей армии, более щедра на количественные данные, сообщая нам хотя бы ограниченную динамику затрат на оборону в процентах госбюджета. Таким образом, мы видим, что межвоенный период 1921-1941 годов практически не освещен в специальных монографиях.

Все, чем мы располагали до недавнего времени по межвоенному периоду, это ряд трудов, затрагивающих нашу проблему лишь опосредованно [9]. Для всех этих работ, посвященных индустриализации, развитию промышленности, финансовой системы СССР и советской экономике вообще, тема оборонной промышленности является побочной, и затрагивается зачастую в одном-двух абзацах, если затрагивается вовсе.

Лишь в самое последнее время стали появляться специальные исторические труды, посвященные военной промышленности межвоенного периода, свободные от вышеописанных недостатков. Наиболее плодотворно в этой области работают А.И. Зверев и Н.С. Симонов. Вышедшая в 1996 г. монография Н.С. Симонова [10] является, на сегодняшний день, наиболее полным и всеобъемлющим отечественным исследованием истории советской военной промышленности. Эта работа выгодно отличается от вышеперечисленных конкретностью и доказательностью выкладок, а так же введением в научный оборот большого количества ранее недоступных историком документов. Казалось бы, после столь капитального труда, было бы затруднительно сказать что-либо новое по этой теме. Ни в малейшей степени не ставя под сомнение заслуги Н.С. Симонова, всё же отметим, что история отечественной военной промышленности, да ещё в хронологическом интервале 20-х – 50-х годов – тема в рамках одной монографии неисчерпаемая. Так, например, остался практически не освещённым сюжет о приоритетах советского руководства при создании "оборонки" в межвоенные годы. В отличие от Н.С. Симонова, автор этих строк считает контрпродуктивным сравнение финансовых показателей в ценах "соответствующих" лет, так как эти цены (а значит, и производные от них суммы при неизменном уровне производства) могли существенно изменяться даже на протяжении пары лет. Приведённые в статье диаграммы основываются на анализе финансовых отчётов в неизменных ценах 1926/27 хозяйственного года. Не ставя под сомнение важность отчетных материалов наркоматов и главков военной промышленности как источника, мы в нашей статье попытаемся рассмотреть развитие Советской военной промышленности в межвоенный период с точки зрения изменения ее структуры, используя в роли основного источника документы о структурных реорганизациях " оборонки" .

Хронологически данная статья охватывает период между окончанием Гражданской войны (1921 г.) и началом Великой Отечественной войны (1941 г.). Это позволяет изучать военную промышленность СССР исключительно в условиях мирного времени, так как сравнительно скоротечные конфликты, происходившие в это время, не могли вызвать кардинальных перемен в развитии оборонной промышленности. Конечно, опыт этих конфликтов мог изменить взгляды военного ведомства на приоритеты в производстве военной продукции (скажем, сократить производство танкеток и интенсифицировать производство танков), однако подобные выводы могли быть сделаны и из опытов других конфликтов, в которых советские войска либо не принимали участия официально (гражданская война в Испании, военные действия в Китае), либо не принимали участия вовсе (Итало-Эфиопская война, военные действия вермахта в 1939-1940 годах); скоротечность и/или локальность этих конфликтов так же не позволяют рассматривать их как факторы, способные в значительной мере стимулировать чисто количественный рост производства вооружений, поэтому с точки зрения истории советской военной промышленности период 1921-1941 годы можно считать мирным.

Источниковедческую базу исследования составили документы учреждений непосредственно управляющих военной промышленностью и контролировавших её деятельность. Основная масса подобных документов находится в хранилищах РГАЭ в фондах №№ 7297 (Главное военно-мобилизационное управление НКТП), 7515 (Наркомат оборонной промышленности), 3429 (Мобилизационно-плановое управление ВСНХ), 8115 (Наркомат среднего машиностроения), 8752 (Наркомат танковой промышленности; несмотря на то, что этот орган центрального управления был создан лишь 11 сентября 1941 г., то есть уже после начала Великой Отечественной войны, он так же включен в рассмотрение так как в его фонде отложились документы, включающие информацию о довоенном танкостроении), 8367 (Правление фабрично-заводскими предприятиями ВВС "Промвоздух"), 8159 (Главное управление боеприпасов НКТП), 8157 (Наркомат вооружений СССР), 2097 (Объединенный фонд учреждений по руководству военной промышленностью), 7516 (Наркомат боеприпасов), 8328 (Главное управление авиационной промышленностью НКТП), 4372 (Госплан СССР).

Первые два из вышеперечисленных фондов доступны широким кругам исследователей, т.к. прошли процедуру рассекречивания. Прочие этой процедуры не проходили, поэтому, в отличие от первых двух, имеющих ссылки на уровне листов, имеют ссылки на уровне дел. Документы, содержащиеся в фондах отдельных структурных подразделений вышеперечисленных организаций, как правило, несут мало информации по интересующей нас теме и поэтому здесь не рассматриваются.

История развития органов управления советской оборонной промышленностью может быть разделена на несколько четко отличающихся друг от друга этапов. Первый, наиболее, кстати, изученный, - 1918-1921 годы, время военно-мобилизационной экономики. Этот период в данной работе рассматривается достаточно бегло, так как интересует нас только с точки зрения того "наследства", которое перешло в организацию и управление военной промышленностью из этих лет. Последующие периоды : 20-е годы (период постоянных преобразований и перестановок в управленческом аппарате); первая половина 30-х годов (время концентрации управления "оборонкой" в недрах НКТП) и вторая половина 30-годов, характеризующаяся разукрупнением и диверсификацией руководящих органов оборонной промышленности - исследованы, к сожалению, в крайне малой степени.

1. СИСТЕМА УПРАВЛЕНИЯ ВОЕННОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТЬЮ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

Данный раздел выходит за хронологические рамки нашего исследования, однако для того, что бы осмыслить развитие системы управления военной промышленностью в межвоенные годы, нам необходимо составить себе представление о состоянии этой системы в предшествовавшие годы.

Еще в царской России, при наличии огромного частного сектора в индустрии, значительная часть производства вооружения была сосредоточена на 17 казенных заводах. Распределение военных заказов и управление заводами было сосредоточено в отделе техническо-артиллерийских заводов и распорядительном делопроизводстве Главного Артиллерийского Управления (ГАУ). Конечно, уже в 1916 г. значительная часть военной продукции производилась на частных предприятиях и, наряду с ГАУ, значительную роль в управлении военной экономикой стали играть Особые Совещания и Военно-промышленные комитеты, однако для нас важно зафиксировать тот факт, что еще до революции существовал опыт государственного контроля и управления военной индустрией. Октябрьская революция повлекла за собой определенные изменения и в административном аппарате. Все службы ГАУ (и ведающие военной промышленностью в том числе) были подвергнуты чистке и поставлены под контроль назначенных в них комиссаров. В октябре 1917 г. была создана Всероссийская коллегия по формированию Красной армии, а в структуре коллегии - Отдел вооружений. Вскоре Отдел был слит со старым ГАУ в ГАУ РККА (далее - ГАУ). Уже в июле 1918 г. ГАУ создало Центральное правление артиллерийских заводов (ЦПАЗ), в ведение которого перешли все оружейные, патронные, пороховые и оружейные заводы, обслуживающие сухопутную армию. Однако в условиях гражданской войны требовался орган, контролирующий всю промышленность, работающую на нужды обороны. Таким учреждением стала, созданная 16 августа 1918 г., Чрезвычайная комиссия по производству предметов военного снаряжения при ВСНХ, переименованная 2 ноября 1918 г. в Чрезвычайную комиссию по снабжению Красной Армии (Чрезкомснаб). Однако в функции Чрезкомснаба вошли лишь контроль и согласование работы военных заводов, но не организация производства, так как этот вопрос оставался в компетенции ВСНХ и местных советов народного хозяйства. Одновременно было создано Центральное управление снабжения (ЦУС), объединившее в себе ГАУ, Главное военно-техническое управление (ГВТУ) и Главное военно-инженерное управление (ГВИУ), в ведение которого так же отошли некоторые военные заводы. Для организации вещевого и обозного производства в ВСНХ 31 октября 1918 г. был создан Центральный отдел военных заготовлений. Военно-мобилизационная система периода гражданской войны потребовала объединения усилий по обороне Советской республики. Результатом подобного объединения стало создание в 1918 г. Совета рабочей и крестьянской обороны (СО), взявшего на себя функции военно-хозяйственного управления и планирования в годы гражданской войны. В 1920 г. СО был преобразован в Совет Труда и Обороны (СТО РСФСР) и приравнен к комиссии СНК, в 1923-1936 гг. существовал СТО СССР.

К концу 1918 г. управление военной промышленностью представляло собой следующую картину : часть заводов подчинялась ЦУС, основная масса - ВСНХ. Ряд специальных военных заводов - Тульский, Симбирский, Ижевский подчинялись непосредственно ГАУ, другие - ЦПАЗ ГАУ.

Окончательное объединение управления военной промышленностью (или, по крайней мере, её большей частью), произошло 9 июля 1919 г., когда постановлением ВЦИК был назначен чрезвычайный уполномоченный СО по снабжению армии и флота (Чусоснабарм), которому был непосредственно подчинен ЦУС, и имевший своих представителей на фронте. Взамен ЦУС 12 сентября 1919 г. приказом Чусоснабарма № 75 был создан Совет военной промышленности (Промвоенсовет) Чусоснабарма. К первой половине 1920 г. Промвоенсовет Чусоснабарма обьединял рад главков : ЦПАЗ, Главное управление объединенных авиапромышленных заводов (Главкоавиа), Центральное правление военно-морских заводов и Центральное правление по производству военного обоза. В 1920 г. Промвоенсовету были подведомственны свыше 130 предприятий [11]. Этот порядок управления военной индустрией сохранялся вплоть до окончания гражданской войны.

Таким образом, к концу рассматриваемого в данном параграфе периода был заложен фундамент централизованной системы управления военной промышленностью, основанной на общем для тех лет принципе построения советской административной системы - "главкизме" - в центре координирующий орган (Промвоенсовет), а отраслевые главки руководят отдельными частями "оборонки".

2. СИСТЕМА УПРАВЛЕНИЯ ВОЕННОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТЬЮ В 1921-1932 ГГ.
(ПЕРИОД СОСРЕДОТОЧЕНИЯ УПРАВЛЕНИЯ ВОЕННОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТЬЮ В РАМКАХ ВСНХ)

Окончание широкомасштабных военных действий и перевод народного хозяйства на мирные рельсы обусловили и некоторую организационную перестройку. Приказом Чусоснабарма № 117 от 18 апреля и постановлением СНК РСФСР от 17 марта 1921 г. Промвоенсовет был переподчинен ВСНХ. Функции Промвоенсовета ВСНХ были определены как : организация производственных центров военной промышленности, концентрация и развитие производственных возможностей военной промышленности, контроль над работой оборонных заводов и объединение управления ими.

В том же 1921 г. началась общая реорганизация ВСНХ, связанная с созданием трестов. Однако военная промышленность оставалась в руках отраслевых главков. Постановлением Президиума ВСНХ от 6 июня 1921 г. было образовано Главное управление военной промышленности (Главвоенпром) ВСНХ. В Главвоенпром ВСНХ вошли : Промвоенсовет, ЦПАЗ, и Главкоавиа. После образования союзного государства постановлением ЦИК СССР от 12 ноября 1923 г. Главвоенпром РСФСР был преобразован в Главвоенпром СССР.

Впрочем, Главкоавиа Главвоенпрома было не единственным органом руководства военным авиастроением. С 18 ноября 1921 г. часть самолетостроительных заводов находилась в ведении Правления фабрично-заводскими предприятиями ВВС "Промвоздух". Одним из последних актов политики "военного коммунизма" было создание в феврале 1921 г. при СТО Государственной комиссии по планированию (Госплан). В его функции входило : разработка единого хозяйственного плана, согласование с ним производственных программ отдельных ведомств. Не позднее 1927 г. в структуре Госплана был, видимо ввиду развития военной промышленности, создан сектор обороны, занимавшийся разработкой и контролем исполнения планов военного производства. Особенно влияние Госплана вообще и сектора обороны Госплана, в частности, возросло в 30-х годах. Это объясняется общим повышением степени директивности в управлении экономикой в период "после НЭПа". Организационно это было оформлено преобразованием 3 февраля 1930 г. Госплана из комиссии при СТО в комиссию при СНК. В дальнейшем сектор обороны Госплана каким-либо серьезным реорганизациям не подвергался (во всяком случае, в описываемый период), но мы постоянно должны иметь ввиду перманентное существование и наращивание влияния этого учреждения, которое непосредственно не производило вооружения, но осуществляло общий контроль и управление подобными производствами.

Углубление экономических реформ в русле НЭПа имело ряд последствий для системы управления оборонной промышленностью. Во исполнение декрета о трестах от 10 апреля 1923 г. ВСНХ приказом № 609 от 24 марта 1924 г. преобразовал Главвоенпром в Государственное объединение "Главное управление военной промышленности СССР" (Главвоенпром). Главвоенпрому были подчинены следующие заводы [12]:

Оружейные : Тульский и Ижевский;

Пулеметный : Ковровский;

Патронные : Тульский, Луганский, Подольский, Симбирский;

Трубочные : Ленинградский № 2, Самарский и Пензенский;

Орудийные : " Большевик" (Обухово), Пермский, Московский им. Калинина (располагался в Мытищах);

Механические : Ленинградский, Брянский, Киевский;

Снаряжательные и взрывчатых веществ : Самарский, Троицкий, Богородский, Нижегородский;

Пороховые : Казанский, Рошальский, Ульяновский, Тамбовский, Охтенский;

Оптические : Подольский, Ленинградский и Изюмский;

Морские минные : Торпедо и Русский Уайтхед;

Авиационные : № 1 "Дукс" (Москва), № 2 "Икар" (Москва), № 3 "Красный летчик" (Ленинград), № 4 "Мотор" (Москва), № 5 (Москва), № 6 "Рено" (Москва), № 8 "Пропеллер" (Москва), № 9 (Запорожье), ГАЗ № 10 (Таганрог), ГАЗ № 16 (Москва), Авиа-мастерская № 7 (Одесса).

Временно Главвоенпрому подчинялись следующие заводы : Сестрорецкий оружейный - до перенесения производства лекал и инструмента на Тульский оружейный завод. Бежецкий оружейный - до окончания текущего наряда на ремонт винтовок. Ленинградский трубочный завод №  2 - до объединения с Ленинградским трубочным заводом № 1. Царицынский орудийный - до включения его в металлургическое объединение ВСНХ. Московская мастерская тяжелой артиллерии - до создания специальной базы по ремонту артиллерии. Пороховой шлиссельбуржский - до разрешения вопроса об общей увязке пороховой программы. Функционировать государственное объединение "Главвоенпром" начало 7 января 1925 г. Тогда же авиапредприятия Главкоавиа были выделены в государственный трест авиапромышленности "Авиатрест" Главного управления металлургической промышленности ВСНХ. Однако хозрасчетные тресты не привились в военной промышленности, требовавшей вмешательства государства, централизованных распределения ресурсов и закупки продукции, и были вскоре заменены органами жесткого директивного руководства.

Приказом ВСНХ № 164 от 4 декабря 1925 г. при президиуме ВСНХ для общего руководства военной промышленностью на базе комитетов по мобилизации и демобилизации промышленности и военных заказов ВСНХ было образовано Военно-промышленное управление (ВПУ), а государственное объединение "Главвоенпром", сохранив, по-видимому, функции непосредственного управления предприятиями, было преобразовано в Производственное объединение военной промышленности (Военпром) ВПУ ВСНХ. Таким образом, переход к индустриализации и создание отраслевых объединений в промышленности раньше всего обозначилось в военном производстве. Переход военной промышленности из системы хозрасчетных трестов в подчинение административной структуре (ВПУ) уже в 1925 г. говорит об особом внимании, уделяемом советским руководством оборонной промышленности. Аналогичные преобразования в других отраслях промышленности произошли несколько позднее, после принятия в 1927 г. закона о трестах, заменивший на месте основной хозяйственной организации в системе управления промышленностью хозрасчетный промтрест на отраслевой главк. Упреждающая по отношению ко всей остальной индустрии реорганизация "оборонки" позволяет говорить о досрочном начале индустриализации в сфере оборонной промышленности. Возможно, в 1925 г. резкого увеличения производственных мощностей не случилось, однако управленческий аппарат явно готовился к надвигающимся переменам.

Впрочем, созданный 4 декабря 1925 г. Военпром уже 15 декабря того же года постановлением СТО был разделен на 4 треста: оружейно-арсенальный, патронно-трубочный, военно-химический и ружейно-пулеметный. Заметим, однако, что понятие "трест" было здесь весьма условным, так как они представляли собой своеобразные подотрасли военного производства. В июне 1927 г., вероятно, в связи с военной тревогой 1927 г., в число трестов вошел военно-кислотный. Эти тресты были подчинены Коллегии ВПУ при Президиуме ВСНХ, а с созданием в 1928 г. на базе ВПУ Главного военно-промышленного управления ВСНХ (ГВПУ), они были переподчинены ГВПУ. На ГВПУ были возложены следующие задачи : руководство и объединение всех отраслей военной промышленности, установление и проведение в жизнь единой политики, согласованной с оборонной доктриной государства. В 1929 г. ГВПУ имел следующий состав [13]:

Патрубтрест - 8 предприятий

Оружпултрест - 5 предприятий

Военхимтрест - 11 предприятий

Орударс -13 предприятий

Авиатрест - 15 предприятий

ИТОГО - 52 предприятия.

Кроме того, Кислотный завод № 1 (Москва) и Химический завод № 2 (Троцк Самарской губ.) в этом году были переданы из ведения военной промышленности Главхиму.

Таким образом, мы видим, что по сравнению с 1924 г. наиболее интенсивно расширялся Орударс, увеличивший количество своих предприятий с 9 до 13. Однако из 5 новых предприятий 2 были просто складами. Если же учитывать только заводы, то первенство в темпах расширения следует отдать Военхимтресту и Авиатресту, последний, например, включил в свой состав 4 новых предприятия (из них только одно - склад). Если сравнивать число пороховых и снаряжательных заводов в 1924 г. с числом предприятий Военхимтреста в 1929 г., то прирост может показаться не слишком большим - всего 2 завода; однако, если мы начнем сравнивать состав предприятий военной химии в середине и конце 20-х годов, то мы заметим, что, потеряв 2 завода (Кислотный № 1 и Химический № 2), Военхимтрест ввел в свой состав 4 новых предприятия ( № 89 им.Свердлова, № 11, № 9 и "Краснознаменец"), опережая, таким образом даже Авиатрест. Если мы обратимся к данным по капиталовлажениям и валовой продукции отдельных трестов (см. диаграммы №№1 и 2), мы увидим, что хотя наибольший рост валовой продукции за период существования ГВМУ был характерен для военно-химической индустрии, наибольший поток инвестиций шёл в авиапромышленность. Вероятно, это объясняется тем, что военно-химическое производство нуждалось именно в производстве на уже существующем базисе, а авиапромышленность, по большому счёту, приходилось создавать сызнова. Диаграммы №№ 3 и 4 демонстрируют "перетекание" основной массы капиталовложений из комплекса военно-химических трестов в Авиапром в конце 20-х – начале 30-х годов, что позволяет назвать именно авиационную индустрию подлинным фаворитом тех лет, сменившим на этом поприще военную химию, чьё развитие было приоритетным для советской "оборонки" в 20-е годы.

Патронно-трубочное и оружейное производства расширились незначительно, присоединив к себе по 1 заводу. Интересно, что, несмотря на то, что еще в 1924 г. планировалось свернуть (вероятно, из-за близости к госгранице) производство стрелкового оружия на Сестрорецком оружейном заводе, в 1929 г. это предприятие все еще оставалось в составе Оружпултреста.

Военная промышленность могла пополняться новыми заводами разными путями. Во-первых, заводы могли перепрофилироваться с производства продукции гражданской на производство продукции военной, что влекло за собой перевод из "гражданского" главка в один из трестов "оборонки". Во-вторых, в строй могли вступать вновь созданные заводы. В-третьих, в 30-е годы была широко распространена практика переподчинения заводов из подведомственности местной или республиканской в ведение общесоюзных органов; в этом случае предприятие так же могло быть отнесено к военной сфере производства.

В 1930 г. приказами ВСНХ № 1166 и 1167 от 7 апреля 1930 г. ГВПУ было реорганизовано в 2, действующих на основе хозрасчета (то есть в условиях жесточайшей финансовой дисциплины), производственных объединения :

1. Всесоюзное объединение орудийно-оружейно-пулеметных производств (Оружобьединение), в которое вошли предприятия бывших орудийно-арсенального и ружейно-пулеметного трестов.

2. Всесоюзное объединение патронно-трубочного и взрывательного производств (Патрубвзрыв), созданное на базе патронно-трубочного треста.

В связи с созданием объединений приказом ВСНХ № 1324 от 3 мая 1930 г. ГВПУ было расформировано, а тресты ликвидированы. Подобная реорганизация не была чем-то исключительным. 1930 г. вообще ознаменовался заменой в аппарате управления промышленностью системы главком на систему отраслевых объединений, ставших предтечей отраслевых наркоматов - Металлообъединение, объединения "Сталь", "Союзуголь", "Всехимпром" и др. - всего 33 объединения.

Военно-кислотный трест в 1927/28 хозяйственном году был передан в ведение Главхима ВСНХ, а в следующем хозяйственном году предприятия "Промвоздуха" были переподчинены Авиатресту.

Таким образом, к концу 20-х гг., сложилась следующая система управлением военной промышленностью (см. рис. 1). Надо отметить, что лихорадочные реорганизации, подобные описанным выше, вообще были характерны для советских органов управления промышленностью в описываемый период. Видимо, это объясняется попытками найти выход из экономического кризиса НЭПа путем административных переустройств. Следует заметить, что военная промышленность как отрасль непосредственного государственного управления в наименьшей степени оказалась затронутой нэповскими реформами и на ее примере лучше всего прослеживается процесс становления централизованной планово-директивной экономики. Сказывалось и наследие военного коммунизма, в некоторых чертах воспроизведенное в условиях искусственно воссозданной чрезвычайной ситуации, в которой происходило форсирование задач индустриализации страны.

3. СИСТЕМА УПРАВЛЕНИЯ ВОЕННОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТЬЮ В 1932-1936 ГГ.
(ПЕРИОД СОРЕДОТОЧЕНИЯ УПРАВЛЕНИЯ ВОЕННОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТЬЮ В РАМКАХ НКТП)

5 января 1932 г. ВСНХ был разделен на наркоматы тяжелой, легкой и лесной промышленностей. С созданием наркомата тяжелой промышленности (НКТП), руководство всей оборонной индустрией было сосредоточено в Главном военно-мобилизационном управлении (ГВМУ) НКТП. Наркомом тяжелой промышленности был назначен Г.К.Орджоникидзе, до этого с конца 1930 г. бывший главой ВСНХ. Этот факт подтверждает особую роль, отводимую руководством СССР Наркомтяжпрому.

Организационно НКТП подразделялся на ряд главных управлений (главков), количество которых постоянно увеличивалось. Если в 1932 г. Наркомтяжпром объединял в себе 10 главков, то в 1937 г., перед расформированием наркомата, их число достигло 33. Важно отметить, что ГВМУ входило уже в первую десятку главков, созданных в 1932 г. Для главков была характерна или двухступенчатая (главк - завод) или трехступенчатая (главк - трест - завод) система управления. ГВМУ строился на основе трехступенчатой системы.

В начале 1932 г. ГВМУ состояло из следующих производственных структур: Орудийно-арсенальное объединение (Орударс), оружейно-пулеметный трест (Ружпультрест), объединение "Патрубвзрыв" (занималось производством патронов, взрывательных трубок для артиллерийских снарядов, и т.п.), военно-химическое объединение, снарядный трест, первый химический трест, Глававиапром; но к 1933 г. структура Управления несколько изменилась и перешла к следующему составу: Авиатрест, орудийно-арсенальное объединение, оружейно-пулеметный трест, объединение "Патрубвзрыв", военно-химический трест, снарядный трест, Спецмаштрест (ведал производством танков и бронемашин), всесоюзный трест искусственного волокна (ВИВ), и Бензоскладстрой [14]:

Авиартест - 41 предприятие

Орударс - 16 предприятий

Ружпультрест - 4 предприятия

Патрубвзрыв - 17 предприятий

Военхимтрест - 13 предприятий

Снарядный трест - 14 предприятий

Спецмаштрест - 4 предприятия

ВИВ - 14 предприятий

Бензоскладстрой - 4 базы

ИТОГО - 127 предприятий

Сразу бросается в глаза резкая интенсификация развития авиапромышленности, которая, как было показано выше, началась ещё в начале 30-х годов. Авиатрест превратился в исполинский комплекс, составляющий почти треть всей военной промышленности, причем как по числу всех предприятий, так и по количеству производственных единиц. Неудивительно, что вскоре Авиатресту стало "тесно" в рамках ГВМУ и он был переподчинен непосредственно НКТП. Авиапромышленность могла похвастаться не только наибольшими размерами, но и наибольшими темпами развития. За четыре года, прошедшие с 1929 г., Авиатрест включил в свой состав 26 новых предприятий и учреждений. Впрочем, следует отметить, что 12 из них не являлись промышленными предприятиями, занимаясь обучением кадров и ведением научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. Из ведения Авиатреста ушли заводы №№ 25 (самолетостроительный), 12 и 41 (подсобные). Завод № 28 из подсобных был перепрофилирован в самолетостроительные. Помимо этого, в состав Авиатреста были введены три авиамоторостроительных, шесть самолетостроительных и по одному опытному и подсобному заводу.

Вторым, как по размерам, так и по темпам роста шел "Патрубвзрыв". За четырехлетие этот трест не потерял ни одного завода, и присоединил к себе 7 новых предприятий и 2 конструкторских бюро.

Военно-химический трест расстался с 4 фабриками - №№ 40, 89, им.Косякова и "Красный боевик", однако восполнил потери, сохранив число производственных предприятий, кроме того к Военхимтресту были присоединены научно-исследовательский институт и рудники. На первый взгляд кажется, что развитие военной химии, столь бурное раньше, застопорилось, однако не надо забывать, что значительная часть работ, выполнявшихся (или планировавшихся к исполнению) ранее силами Военхимтреста, была передана в ВИВ. Если присовокупить к 11 индустриальным предприятиям Военхимтреста 10 заводов ВИВ, мы увидим что суммарный рост военной химии не уступает росту авиапромышленности.

Орударс подчинил себе 5 новых заводов, но, так как в то же время он расстался с 4 фабриками - "Мастяжарт" (передана в Снарядный трест), "Лензос" и завод оптического стекла им.Дзержинского - итоговый прирост был невелик. Завод "Двигательстрой", включенный в список действующих предприятий, фактически лишь только строился и в следующем году, как будет показано ниже, был выведен из состава Орударса. По сути, основная часть прироста (16 предприятий в 1933 г. против 13 предприятий в 1929 г.) состояла из учебных заведений и пристрелочных станций. С другой стороны, нельзя забывать, что часть его функций взял на себя Снарядный трест, чьи производственные мощности состояли из 14 заводов.

Если Орударс почти не расширялся, то Ружпультрест сокращался, концентрируя кадры и ресурсы на элитных предприятиях, расположенных в глубине страны. После того, как из его состава были выведены заводы "Красногвардеец" и Сестрорецкий им.Воскова, ружейно-пулеметное производство было сосредоточено на 3 заводах еще дореволюционной постройки (для Тулы и Ижевска) или закладки (для Коврова). Ижевская ТЭЦ, включенная в список как самостоятельное предприятие, несомненно была важным фактором производственной инфраструктуры, но, разумеется, никак не могла производить стрелковое оружие.

Тенденция к моторизации армии, одним из проявлений которой стало лавинообразное развитие авиастроения, вызвало так же появление структур, ответственных за производство авто-бронетехники и строительство топливных баз для вышеназванной техники. В целом, состав учреждений и предприятий, входящих в военную промышленность за четырехлетие 1929-1933 гг. удвоился, причем приоритетами развития оборонной промышленности в эти годы стали авиастроение, военная химия, производство артиллерийского вооружения и боеприпасов к нему.

Однако эта структура просуществовала недолго и уже в 1934 г. ГВМУ включало в себя: арсенальный трест, ружейно-пулеметный трест (РУЖ), патронно-трубочный трест (Патрубвзрыв), снарядный трест, спецмаштрест, Бензоскладострой и заводы, непосредственно подчиненные ГВМУ [15]:

Орударс - 4 предприятия

РУЖ - 3 предприятия

Патрубвзрыв - 15 предприятий

Снарядный трест - 16 предприятий

Спецмаштрест - 6 предприятий

Строительство- 1 строительство

Бензоскладстрой - 7 предприятий

Заводы, непосредственно подчиненные ГВПУ - 11 предприятий

Полигоны - 3 полигона

ИТОГО - 76 предприятий

ВСЯ ВОЕННАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ, УЧИТЫВАЯ 18 ПРЕДРИЯТИЙ ГУАП [16]- 94 предприятия.

После постоянного разрастания конца 20-х - начала 30-х годов картина столь резкого сокращения вызывает некоторую оторопь. Правда, продолжается рост мощностей Спецмаштреста - 6 заводов в 1934 г. против 4 в 1933 г.; и Снарядного треста, присоединившего к себе завод № 75 и Мосснаббазу, однако другие тресты явно переходят к практике концентрации сил и ресурсов на ограниченном количестве предприятий.

Орударс расстается с заводами № 8, "Новое Сормово" и Опытным заводом в Мытищах. ГВМУ берет на себя руководство строительством выведенного из-под командования Орударса завода "Двигательстрой", заводы им.Молотова, "Большевик", "Баррикады", "Двигатель" так же переводятся из ведения Орударса в непосредственное управление ГВМУ. В результате количество производственных единиц треста за год сокращается с 12 до 4.

Патрубвзрыв теряет заводы № 5 и Пензенский велосипедный, очевидно выведенные за пределы сферы "оборонки"; и передает завод "Прогресс" в прямое управление ГВМУ. Взамен в состав Патрубвзрыва входит завод № 50 им.Фрунзе. В результате число индустриальных объектов Патрубвзрыва сокращается с 15 до 13. Кроме того, Патрубвзрыв сохраняет оба свои конструкторские бюро.

Промышленный потенциал РУЖ остался практически неизменным, так как сокращение объектов произошло за счет Ижевской ТЭЦ.

Расширение производственной базы Спецмаштреста, подразумевающее курс на моторизацию армии, в свою очередь, простимулировало дальнейшее расширение сети топливных баз и хранилищ в рамках Бензоскладстроя.

Примерно половина (5 из 11) заводов, непосредственно подчиненных ГВМУ, были переданы из других трестов "оборонки", в основном, из Орударса. Остальные ранее в военную промышленность не входили. Эти заводы были выделены в особую группу в силу того, что работали в интересах нескольких трестов ГВМУ одновременно. К примеру, завод "Большевик" выпускал комплектующие как для предприятий Спецмаштреста, так и для заводов Орударса.

Производство сложной военной техники всегда требовало координации деятельности десятков заводов. Проиллюстрируем данное положение. Так, в 1932 г. для производства танка Т-26 требовалась кооперация следующих заводов :

  1. Завод им. Ворошилова - собирал собственно танки из полуфабрикатов, полученных с нижеследующих заводов

  2. Завод "Большевик" - корпуса и башни
  3. Ижорский завод так же выпускал корпуса и башни
  4. Завод "Красный Октябрь" - коробки передач
  5. Завод "Красный Путиловец" производил ходовую часть танка
  6. Люберецкий завод отпускал ковкий чугун как "Красному Путиловцу", так и заводу им.Ворошилова
  7. Завод им.Лепсе поставлял ковкий чугун "Красному Путиловцу", "Красному Октябрю" и заводу им.Ворошилова
  8. Завод им.Кирова обеспечивал рессорами "Красный Путиловец"
  9. Шинный завод производил катки для "Красного Путиловца"

  10. Кулебакский завод - изготовлял подбашенные погоны
  11. Завод № 29 производил радиаторы и котельно-слесарные работы для завода им.Ворошилова
  12. Завод "Красный гвоздь" поставлял крепеж и калибровочный материал заводам им.Ворошилова, Ижорскому, "Красный Октябрь", "Красный Путиловец" и № 29

  13. Асбестовый завод обеспечивал завод "Красный гвоздь" феррадо

  14. Завод "Серп и Молот" изготовлял холодный листовой прокат для завода № 29
  15. Завод им. Либкнехта поставлял заводу им.Ворошилова цельнотянутые трубы
  16. Аккумуляторный завод им.Лейтенанта Шмидта производил аккумуляторы и отправлял их на завод им.Ворошилова
  17. Завод № 4 "Знамя труда" поставлял заводу им.Ворошилова карбюраторы
  18. Нижегородский цепной завод отправлял на завод им. Ворошилова цепи
  19. Завод им.Воскова производил для завода им.Ворошилова инструмент
  20. Завод "Красный инструмент" отгружал тот же товар по тому же адресу
  21. ВЭО обеспечивало завод им.Ворошилова электрооборудованием
  22. Завод Керге производил перетяжку труб для завода им. Ворошилова
  23. Лендомзак (да-да, оборонную мощь нашей страны уже в те годы ковали и за колючей проволокой тоже), изготавливал инструмент для завода "Красный Путиловец" [17].

Таким образом, только для производства одной из моделей танка требовалась слаженная работа 23 предприятий и учреждений. Для координации работы такого количества государственных предприятий, требовалась отлаженная, мощная система управления и контроля, основанная на централизации всего народного хозяйства.

Вообще такая межтрестовская кооперация не была чем-то из ряда вон выходящим ни для военной индустрии, ни для советской экономики вообще, однако технологическая специфика заводов непосредственно подчиненных ГВМУ была такова, что выделить среди номенклатуры их изделий один тип продукции - главный, классифицируя все прочие как побочные было бы удобно для завода, но пагубно для всей совокупности военной промышленности. Подчинение завода "Большевик", скажем, Спецмаштресту, привело бы к тому, что заказы Орударса стали бы выполняться по остаточному принципу, и наоборот, руководство Орударса, получи оно "Большевик" в свое подчинение, стало бы форсировать выполнение именно своих заказов, пусть даже в ущерб заказам коллег из другого треста. Именно стремлением уйти от противоречий подобного рода и было вызвано выделение ряда заводов в непосредственное подчинение ГВМУ.

Вообще, для данного этапа развития "оборонки" характерно стремление к освобождению от производств, имеющих двойное назначение. В русле этой тенденции из ведения ГВМУ были выведены предприятия химической промышленности. Если ранее под эгиду "оборонки" пытались подвести предприятия, даже имевшие весьма опосредованное отношение к военной индустрии (например, ВИВ производил, по крайней мере официально, искусственное волокно), то теперь разросшаяся, можно сказать, разбухшая, военная промышленность сама стремилась избавиться от излишних производств. Впрочем, не исключена возможность того, что химические производства, занимавшиеся среди прочего и производством боевых ОВ, были выделены из подчинения ГУВП в целях маскировки их назначения.

Для истории органов управления авиапромышленностью в начале 30-х гг. так же характерны постоянные непрекращающиеся реорганизации. Созданный в 1925 г. Авиатрест 3 марта 1930 г. был преобразован во Всесоюзное объединение авиационной промышленности ВСНХ (ВОА), которое уже 28 июля того же года было переподчинено НКВМ. В подчинении ВОА находились заводы:

Авиастроительные - 7

Моторостроительные - 4

Ремонтные - 6

Подсобные - 5

Опытные - 3 [18]

Затем 7 декабря 1934 г. ВОА было преобразовано в Главное управление авиационной промышленности ВСНХ "Глававиапром" (ГУАП), то есть военная авиапромышленность вновь вернулась из ведомства военного в ведомство экономическое. В 1934 г. Глававиапром включал в себя 15 номерных заводов, завод опытного машиностроения ХАЗОС, и институты ХАИ и ЦИАМ [19]. 5 января ГУАП было передано в ведение НКТП, где и просуществовало до 1936 г., но, как было отмечено выше, к 1934 г. ГВМУ уже не контролировало Глававиапром, ГУАП подчинялось непосредственно Наркомтяжпрому.

Вышеописанная более или менее стабильная система управления просуществовала около 5 лет (см. рис. 2).

4. СИСТЕМА УПРАВЛЕНИЯ ВОЕННОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТЬЮ В 1936-1941 ГГ.
(ПЕРИОД ДИВЕРСИФИКАЦИИ УПРАВЛЕНИЯ ВОЕННОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТЬЮ)

Конец 1935 - начало 1936 годов стал периодом коренной ломки административной системы "оборонки". Единое ГВМУ было упразднено, а его предприятия сгруппированы в Главное управление военной промышленности и Главное управление боеприпасов.

В 1936 г. военная промышленность, входившая в систему НКТП имела следующий состав [20]:

Главвоенпром - 18 предприятий

Главное управление боеприпасов (ГУБ) - 21 предприятие

Главоргхимпром - 4 предприятия

Главазот - 4 предприятия

ГУАП - 24 предприятия

ИТОГО - 71 предприятие

Из 18 предприятий Главвоенпрома 5 были орудийными, 2 - торпедными, 2 - танкостроительными, по одному мотоциклетному, оружейному и оптико-механическому, остальные были полифункциональны. Судя по набору заводов, Главное управление военной промышленности создавалось в основном на базе предприятий, ранее непосредственно подчиненных ГВМУ. Из этой группы предприятий в Главвоенпром прешло 4 завода - "Баррикады", им.Молотова, "Большевик" и № 92. "Двигательстрой" вошел в ГУ военной промышленности, видимо, сразу по вступлению в строй. Спецмаштрест, если и не вошел в Главвоенпром полностью, то, во всяком случае, передал вновь созданной структуре свои старейшие предприятия, на которых закладывался фундамент отечественного танкостроения - ХПЗ, им.Ворошилова и "Красный Октябрь". Патрубтрест и РУЖ передали в Главоенпром по одному заводу - им.Калинина и ИОЗ соответственно. Всего из 18 заводов ГУ военной промышленности 10 были переданы из расформированных трестов ГВМУ. Таким образом, создается впечатление, что перестройка административной системы военной промышленности НКТП в 1935 г. носила характер отчуждения из-под контроля Наркомтяжпрома значительной части оборонной индустрии. К сожалению, пока еще не удалось выяснить все подробности этой реорганизации, например, остается неясным, в чье ведение были переданы крупные военные заводы, типа ТОЗ или ИНЗ № 2, не вошедшие в состав Главвоенпрома.

Из 21 завода ГУБ ровно треть перешла из Патрубвзрыва, вторая треть - из снарядного треста, остальные 7 предприятий ранее не включались в списки военных заводов.

Если обратиться к ГУАП, видно, что по сравнению с 1934 г. это управление значительно расширило масштабы своей деятельности : 24 завода против 15. Крупнейшим трестом ГУАП, как и раньше оставался самолетостроительный. После того, как из системы ГУАП были выведены самолетостроительные заводы №№ 22 и 23, этот трест был пополнен 7 новыми заводами - №№ 30, 84, 126, 81, 125, 163, 135, а количество заводов треста доведено тем самым до 11. Моторный цех включил в себя 2 новых завода - №№ 29 и 149, доведя численность своих предприятий до 5. После присоединения к подсобному тресту 6 заводов - №№ 33, 83, 95, 33б, 120, 150, этот трест стал вторым по численности предприятий в ГУ авиапромышленности. Одновременно ГУАП решительно отказывается от несвязанных непосредственно с производством авиатехники задач. Еще раньше избавившись от учебных, ремонтных и проектно-конструкторских учреждений и предприятий, в 1936 г. оно расстается с заводом № 39, ранее занимавшегося опытным авиастроением.

Включение в этот список Главоргхимпрома и Главазота вызвано следующими причинами : до реорганизации 1935 г. существовало ясное и четкое деление по принципу: это - входит в систему ГВМУ (ГУАП), значит - является военной промышленностью; а вот это в систему этих Управлений не входит, а следовательно - является промышленностью гражданской, хотя часть ее мощностей и задействована на выполнение военных заказов. В результате военно-химическая промышленность, всегда имевшая, в силу технологичесих особенностей, характер "двойного назначения", постоянно находилась в своеобразном пограничном состоянии между отраслью "оборонки", производящей порох и взрывчатку, и отраслью химической промышленности, производящей химические соединения, используемые в военном деле. Результатом такой "пограничности" стало переподчинение в 1934 г. производства пороха, взрывчатки и боевых отравляющих веществ из военной промышленности в химическую индустрию.

Однако после ликвидации ГВМУ эта стройная система рассыпалась. Видимо, в сложившейся ситуации явно неустойчивой системы управления оборонной индустрией возобладала точка зрения, согласно которой военно-химическое производство следовало вернуть в лоно "оборонки".

Постановлением ЦИК СССР от 8 декабря 1936 г. производство военной продукции было сосредоточено в руках вновь созданного Наркомата оборонной промышленности (НКОП). Наркомом оборонной промышленности был назначен М.Л.Рухимович, но уже 15 октября 1937 г. его сменил М.М.Каганович.

Правда, некоторые военные предприятия еще на определенное время остались в системе НКТП, управляемые созданными на базе расформированного ГВМУ Главным управлением военной промышленности и Главным управлением боеприпасов, однако постепенно и эти последние реликты "оборонки" в системе НКТП были переданы в ведение НКОП или Наркомсредмаша, созданного позднее. Подобное внимание к военной промышленности, может объясняться внешнеполитическими событиями (гражданская война в Испании, ввод вермахта в Рейнскую область), резко актуализировавшими вопрос о производстве военной техники и снаряжения.

Впрочем, возможно и другое объяснение подобной реорганизации. К середине 30-х годов важнейшие сегменты советской промышленности были сосредоточены в 4-х наркоматах, что делало чиновничество этих органов значительной силой. Существование подобной корпорации могло не устраивать партийное руководство, вызывая желание раздробить 4 крупных наркомата на десяток, а лучше на несколько десятков наркоматов мелких, ведающих сравнительно узкими отраслями экономики. Этим может объясняться лавина разукрупнений, обрушившаяся на центральные органы управления СССР во второй половине 30-х годов. Например, для НКТП выделение НКОП стало лишь "первой ласточкой". За 1936-1939 гг. из Наркомтяжпрома были вычленены наркоматы среднего и общего машиностроения; в результате этих "изъятий" в собственно НКТП практически ничего не осталось, и наркомат был упразднен.

И, наконец, нельзя исключить версию о расчленении Наркомтяжпрома как операции по планомерному сокращению сферы влияния Г.К.Орджоникидзе в ходе внутренней борьбы в высших эшелонах партийно-правительственного истеблишмента. Лишение легендарного "Серго" власти над военной промышленностью можно рассматривать как начало процесса ослабления позиций Г.К.Орджоникидзе, занимавшего пост наркома с момента создания НКТП, 9 января 1932 г., вплоть до своей трагической смерти 18 февраля 1937 г. После Г.К.Орджоникидзе наркомом стал на полгода "переброшенный" из Госплана В.И.Межлаук (впоследствии репрессирован). Затем он вернулся в Госплан, а наркомом тяжелой промышленности с 22 августа 1937 г. по 24 января 1939 г. - то есть до ликвидации наркомата - был Л.М.Каганович. Если учесть, что с 15 октября 1937 г. брат Л.М.Кагановича - М.М.Каганович являлся наркомом оборонной промышленности, можно предположить, что имела место яростная подковерная борьба между двумя чиновничьими кланами, в которой клан, возглавляемый Л.М.Кагановичем, наголову разгромил группу, главой которой являлся Г.К.Орджоникидзе, сначала перехватив у конкурентов власть и контроль над "оборонкой" - важнейшим сегментом тяжелой промышленности, а затем подчинив себе и всю тяжелую промышленность целиком.

Однако в планы высшего советского руководства входила не смена на верхушке единой системы управления промышленностью одной группы совбюрократов на другую аналогичную группу, а дробление единой системы на ряд сепаратных, подчиненных напрямую верховным органам власти. Этим стратегическим планом может объясняться то, что клану Л.М.Кагановича так же не удалось удержать тяжелую промышленность под своим контролем, а дробление НКТП и НКОП отнюдь не прекратилось в 1937 г.

Что же касается собственно приоритетов советской оборонной промышленности в этот период, то диаграммы №№ 5 и 6 демонстрируют дальнейшее развитие тенденций по форсированному "накачиванию" капиталовложениями авиапромышленности и военно-химических производств, причём в отношении авиапрома эта политика стала приносить определённые результаты, выраженные в увеличении удельного веса его продукции по сравнению с другими основными Главными Управлениями (ГУ) НКОП.

Просуществовав около 2 лет, указом Президиума ВС СССР от 11 января 1939 г. НКОП был разделен на :

  1. Наркомат авиационной промышленности (НКАП)
  2. Наркомат судостроительной промышленности
  3. Наркомат боеприпасов (НКБ)
  4. Наркомат вооружений (НКВ).

Подобную реорганизацию можно смело квалифицировать как несомненный разгром клана Л.М.Кагановича и резкое снижение влияния Л.М.Кагановича лично. Потеряв разом и пост наркома тяжелой промышленности, и место наркома оборонной промышленности, группа сторонников Л.М.Кагановича была вынуждена удовлетвориться должностью наркома авиапромышленности, которую занял экс-нарком оборонной промышленности М.М.Каганович. Если принять неизбежность раздела НКОП, клан Л.М.Кагановича отделался еще "малой кровью" - все-таки авиапромышленность была крупнейшим и важнейшим сегментом военной промышленности, бывшим всегда на особом учете у кремлевского "хозяина". Однако тут сказались последствия двухлетнего руководства М.М.Кагановичем оборонной промышленностью вообще и авиастроением в частности. Можно спорить, упустил ли время для модернизации советских ВВС М.М.Каганович, или это вина Г.К.Орджоникидзе, но бесспорно одно - в 1939 г. в Испании "Мессершмидт-109Е" оказались лучше "И-16", а "Юнкерс-87" переиграли "СБ", и отвечать за это пришлось наркому авиапромышленности, то есть М.М.Кагановичу. Вообще, патронаж столь высокого партийного функционера как Л.М.Каганович, отнюдь не спасал его подчиненных от репрессий. По свидетельству очевидцев [21], в 1939-40 годах М.М.Каганович не пользовался ни малейшим уважением со стороны И.В.Сталина и постоянно третировался им.

Состав НКВ был определен постановлением СНК № 4сс от 21 января 1939 г. "О разделении НКОП". В НКВ вошли 3,9,12,15-е ГУ НКОП (все ГУ получили номерные обозначения в соответствии с приказом НКОП № 06 от 30 декабря 1936 г.); стройтресты №№ 40, 25, 24, 37; проектный институт № 7; учебные заведения.

Первым наркомом вооружений был назначен Б.В.Ванников, однако за несколько недель до начала войны он был арестован как "враг народа и вражеский шпион", а его пост был передан Д.Ф.Устинову. Интересно, что вскоре после начала войны Б.В.Ванников был реабилитирован и назначен замнаркома к Устинову все в тот же НКВ. Окончательная (для довоенного периода, в годы Великой Отечественной войны она вновь подверглась коррективам) структура НКВ была утверждена постановлением СНК № 936-352сс от 3 июня 1940 г. во исполнение которой был отдан приказ НКВ № 174сс от 19 июня 1940 г. Согласно этим документам, НКВ имел следующую структуру :

1-е ГУ, руководило артиллерийским производством, ему подчинялись заводы № № 4,7,8,18,92,102,396. - всего 7 заводов. Его руководителем был Н.Э.Носовский.

2-е ГУ , руководило производством оптики и приборостроением, ему были подотчетны заводы № № 349,350,354,357,356,217,353, 355,69,267,297; - всего 11 заводов; строительство № 237 и Государственный оптический институт. Этим ГУ руководил А.Э.Добровольский.

3-е ГУ, осуществляло руководство патронной промышленностью, ему были подведомственны заводы № № 3,17,38,44,46,60,188; - всего 7 заводов - строительство № № 303,304. Его руководителем был С.И.Ветошкин.

Всего в систему НКВ входило 25 заводов.

Кроме того, в НКВ входили ряд ГУ и отделов непроизводственного характера, а так же 5 научно-исследовательских институтов, 10 конструкторских бюро, 8 высших учебных заведений, 13 техникумов и 4 рабфака, а так же издательство, выпускавшее 3 отраслевых журнала [22].

Структура НКБ была определена постановлением СНК СССР № 4сс от 21 января 1939 г. " О разделении НКОП СССР". Согласно этому постановлению, в НКБ вошли :

4-е ГУ НКОП - ведало снаряжением снарядов и авиабомб; производством взрывчатки; капсюльным, пиротехническим и гранатным производством. 11-е ГУ НКОП - занималось производством пороха. 13-е ГУ НКОП - отвечало за производство корпусов артиллерийских снарядов и авиабомб. 14-е ГУ НКОП - производило взрыватели и трубки. 21-е ГУ НКОП - ведало производством гильз.

Во исполнение постановления СНК № 937-353 от 3 июня 1940 г. приказом НКБ № 208сс от 8 июня 1940 г. была утверждена новая структура НКБ :

1-е ГУ - ведало производством снарядов, авиабомб и взрывчатых веществ. 2-е ГУ - управляло производством капсюлей и взрывателей. 3-е ГУ - отвечало за производство пороха и взрывчатки мирного назначения. 4-е ГУ - осуществляло управление производством корпусов снарядов для морской и сухопутной артиллерии, а так же мин.

Во исполнение решения СНК приказом НКБ № 332 от 2 сентября 1940 г. в структуре НКБ было организовано управление полигонов, в подчинение которому были переданы Софринский, Павлоградский, Чапаевский и Уральский полигоны.

Дальнейшие изменения в структуре НКБ производились уже после окончания Второй Мировой войны.

Первые два года существования НКБ его возглавлял И.П.Сергеев, но 3 марта 1941 г. его сменил П.Н.Горемыкин.

НКАП был создан на основе 1-ого (самолетного) ГУ НКОП. Данные о его структуре весьма бедны и отрывочны, но можно с уверенностью сказать, что не позднее 22 марта 1941 г. в НКАП существовали 1-е ГУ, ведавшее производством истребителей (руководитель - П.А.Воронин), и 10-е ГУ (руководитель - А.И.Кузнецов), занимавшееся производством бомбардировщиков [23]. Помимо этого, нарком авиапромышленности имел заместителей по опытному самолето- и авиамоторо- строению, вероятно, обладавшими соответствующими аппаратами.

Как уже говорилось выше, первым наркомом авиапромышленности был М.М. Каганович, однако 10 января 1940 г. его сменил А.И. Шахурин, ушедший с этого поста только в 1946 г.

Что же касается состава предприятий НКАП, то 1939-41 годы безусловно являются периодом бурного, можно сказать, лавинообразного, роста авиапромышленности. Вскоре после своего назначения А.И. Шахурин доложил И.В. Сталину, что по положению дел на 1940 г., с учетом присоединения к авиапромышленности гитлеровской Германии авиаиндустрий покоренных стран и государств-сателлитов, суммарная мощность авиапромышленности Германии превосходит вдвое аналогичный показатель авиапромышленности советской [24]. По свидетельству А.И. Шахурина, это известие привело кремлевского "хозяина" в ярость, трансформировавшеюся в требование немедленно ускорить рост отечественной авиапромышленности. Для этого в составе НКАП был создан специальный главк, ведавший капитальным строительством, в подчинении которого находилось 25 строительно-монтажных трестов. Было заложено 9 новых самолетостроительных и 6 авиамоторных заводов; кроме того, еще 9 самолетостроительных и все авиамоторные заводы подверглись реконструкции. Другим источником расширения авиапромышленности был перевод заводов невоенной сферы экономики в подчинение НКАП. Во второй половине 1940 г. подобной процедуре подверглись 60 заводов [25]. Разумеется, авиапромышленность интенсивно развивалась и до спурта 1940 г., за период 1937-1940 года количество авиапредприятий увеличилось на 75% [26], вышеописанное же "ускорение" 1940 г. привело к тому, что к лету 1941 г. советская авиапромышленность в 1,5 раза увеличила свои производственные мощности [27], доведя число заводов до 86 [28], и превосходила германскую авиапромышленность по производственной мощности в 1,5 раза [29].

Несколько сложнее сложилась судьба танкостроительной отрасли оборонной промышленности. При реорганизации НКОП ее предприятия не были включены в один из четырех вновь образованных наркомата оборонного комплекса, а перешли в ведение наркомата среднего машиностроения. Наркомсредмаш был образован указом Президиума ВС СССР от 8 февраля 1939 г. в результате раздела наркомата машиностроения на наркоматы тяжелого, общего, и среднего машиностроения [30]. В составе Наркомсредмаша оборонные заводы были объединены в особом главке - Главспецмаш. Помимо существовавших ранее танкостроительных заводов, производством бронетанковой техники с 1940 г. занялись только что построенные Сталинградский и Челябинский тракторостроительные заводы [31].

Таким образом, подводя итоги, можно сказать, что пройдя ряд реорганизаций, советская военная промышленность вступила в Великую Отечественную войну объединенной в пять отраслевых наркоматов : боеприпасов, вооружений, авиационной промышленности, и среднего машиностроения. Наиболее динамично и интенсивно среди отраслей военной промышленности в последний предвоенный период истории " оборонки" развивалась, судя по всему, авиапромышленность. Диаграмма №7 показывает, что в 1939 г. валовая продукция авиаиндустрии составляла свыше 40% от всего производства "оборонки".

Большинство вышеописанных реорганизаций в значительной степени могут быть объяснены тем, что на протяжении всего межвоенного периода 1921-1941 годов в советском руководстве боролись две точки зрения на оборонную промышленность. Первая требовала выделения "военки" в особую отрасль промышленности; вторая настаивала на разделении военной индустрии и передачи отдельных предприятий в ведения соответствующим главкам и наркоматам: танкостроение - в машиностроение, производство пороха - в Главхим и т.д., причем верх брала периодически то одна, то другая сторона. Примером подобного соперничества может служить попытка создать особый институт, предназначенный для проектировки исключительно военных заводов. 22 декабря 1929 г. ВСНХ направил в СТО отношение [32]следующего содержания:

"Президиум ВСНХ СССР, по докладу ГВПУ, констатирует, что ГВПУ постановление СНК о мерах упорядочения капстроительства промышленности и электростроительства в отношении своевременного составления смет и проектов, до начала строительства, не выполняет вследствие :

частых изменений мобзаданий срочности выполнений объектов строительства по мобзаданиям секретности строительства и производства, отсутствие специалистов, знающих военное производство, вынуждает существующие "Гипромезы" [33] или совершенно отказываться или весьма неохотно брать разработку заданий военпрома, причем сроки исполнения назначаются весьма длительные, а представляемые проекты имеют недостаточную проработку с точки зрения их экономического обоснования.

Учитывая спешность выполнения проектирования заданий военпрома по срокам мобзаданий, секретность производства, необходимость ассимиляции военных и мирных производств, необходимость тщательной проработки как технологических процессов, так и экономических показателей и особенно эффективности капвложений, как по военным мобзаданиям, так и по ассимиляции мирных производств, а так же возможность привлечения в дело проектирования технологического персонала Военпрома, почему на основании изложенного

Президиум ВСНХ Союза ССР просит распоряжения СТО организовать Государственный институт по проектированию заводов военной промышленности ("Гипровоз"), действующий на началах коммерческого расчета применительно к положению о государственных промышленных трестах от 29 июня 1927 г. (Собрание законов СССР № 39, ст.392), с уставным капиталом 500000 р."

Однако, если ВСНХ был оплотом сторонников концентрации военной промышленности, то в Госплане преобладали ее (концентрации) противники, поэтому Госплан ответил контр-отношением в Распорядительное Заседание СТО:

"Госплан СССР возражает против предложения ВСНХ СССР о создании Государственного института по проектированию военных заводов, руководствуясь следующими мотивами :

А. Осуществление пятилетнего плана развития народного хозяйства СССР подводит к возможности и необходимости базировать оборону страны не на специальной военной промышленности, а на использовании научно-технических и производственных возможностей всей промышленности в целом, главным образом, тех отраслей, которые занимают особое место в народном хозяйстве страны и в обеспечении обороноспособности ее (металлургия, машиностроение и др.)

Отсюда вытекает необходимость тесной увязки ведущихся в настоящее время строительства и проектирования предприятий военной промышленности с таковыми общегражданской, путем организации новых и усиления существующих ячеек в гражданских проектировочных организациях.

Б. Проектирование предприятий военной промышленности мало отличается от того же в гражданской промышленности и с большим успехом может производиться существующими проектировочными организациями - Гипромез и пр., имеющими уже налаженный аппарат.

Организация "Гипровоза" при существующем недостатке в квалифицированных технических силах приведет к отрыву их от предприятий, к ослаблению других проектных организаций путем приглашения работников из последних, а при отсутствии достаточного количества тех и других - к подбору недостаточно квалифицированного персонала ...

Председатель СО Госплана СССР Мехоношин"

В значительной степени перманентная эволюция системы органов управления военной промышленностью объясняется именно динамическим равновесием, постепенно установившемся между сторонниками двух выше обозначенных точек зрения.


1. РГАЭ. Ф.7297. Оп.41. Д.Д.11. С.3; Д.12. С.С.93-98,100; Тыл советских вооруженных сил в Великой Отечественной войне . М., 1977., С.13. (Назад)

2. Вольпе А. Гражданская война 1918-1921 г.г. т.2 - М.,1928, с.371-397; он же, Чусоснабарм // Война и революция, 1925, кн.5, с.91-116. (Назад)

3. Кляцкин С.М. Из истории организации производства вооружения и боеприпасов Красной армии в 1918-1920 г.г. // Доклады и сообщения ИИАН СССР, вып.11,- М.,1957 (Назад)

4. Бизяева М.М. Из истории организации оборонной промышленности в годы Гражданской вой-ны // Ученые записки АОН, вып.29, 1957. (Назад)

5. Коваленко Д.А. Оборонная промышленность Советской России в 1918-1920 г.г. - М., 1970. (Назад)

6. Вознесенский Н.А. Военная экономика СССР в период Отечественной войны. - М., 1948; (Назад)

7. Кравченко Г.С. Экономика СССР в годы Великой Отечственной войны (1941-1945). - М., 1970; Чадаев Я.Э. Экономика СССР в период Великой Отечественной войны (1941-1945). - М., 1965 (Назад)

8. Тыл советских вооруженных сил в Великой отечественной войне. - М., 1977, С.13 (Назад)

9. Венедиктов А.В.Организация государственной промышленности в СССР. - Л., 1957-1961; Дро-бижев В.З. Главный штаб социалистической промышленности. ВСНХ: 1917-1932 гг. М.,1966; Лященко П.И. История народного хозяйства в СССР в трех томах. М., 1956; Касьяненко В.И. Завоевание экономической независимости СССР (1917-1940 гг.). М., 1972; Кузьмин В.И. Исто-рический опыт советской индустриализации. М., 1969; он же, В борьбе за социалистическую реконструкцию 1926-1937; Плотников К. Очерки истории бюджета Советского государства. М., 1955, С.С. 206,261,323; Шаги пятилеток., М., 1968, С.121; Формирование командно-административной системы. М., 1992; Экономическая политика советского государства. М., 1976; и др. (Назад)

10. Н.С. Симонов. Военно-промышленный комплекс СССР в 1920-1950 гг.- М.,1996. (Назад)

11. РГАЭ. Ф.2097. Оп.1. Д.5. С.9. (Назад)

12. РГАЭ. Ф.2097. Оп.1. Д.117. С.3-4; Д.72. С.128 (Назад)

13. РГАЭ. Ф.2097. Оп.1. Д.1039. С.74-76 (Назад)

14. РГАЭ, Ф.7297, Оп.41, Д.108, С.83, Д.183, С.54. Д.85. С.318-352 (Назад)

15. РГАЭ, Ф.7297, Оп.41, Д.11, С.31. (Назад)

16. О развитии структуры управления авиапромышленности подробнее будет рассказано ниже (Назад)

17. РГАЭ. Ф.7297. Оп.41. Д.25. С.53 (Назад)

18. РГАЭ. Ф.4372. Оп.91. Д.828. С.1-34 (Назад)

19. РГАЭ. Ф.8328. Оп.1. Д.771. (Назад)

20. РГАЭ. Ф.4372. Оп.91 Д.2509. С.19-24 (Назад)

21. Яковлев А.С. Цель жизни. М., 1972, С.172, 198 (Назад)

22. Устинов Д.Ф. Во имя победы. М., 1988, С.117-118 (Назад)

23. Шахурин А.И. Крылья победы. М., 1990, С.14-15 (Назад)

24. там же, С.105 (Назад)

25. Советский тыл в Великой Отечественной войне. М.,1974, С.73 (Назад)

26. Устинов Д.Ф., Указ соч., С.122 (Назад)

27. Советский тыл в Великой Отечественной войне. М.,1974, С.73 (Назад)

28. Симонов Н. Указ соч., С. 123 (Назад)

29. История II Мировой войны 1939-1945. М., 1974, Т.3, С.383 (Назад)

30. История социалистической экономики СССР. Т.V. Советская экономика накануне и в период Великой Отечественной войны (1938 - 1945). М., 1978, С.98 (Назад)

31. Ведомости ВС СССР, 23 февраля 1939 г. № 41 (27) (Назад)

32. РГАЭ. Ф.4372. Оп.91 Д.381. С.202, 204 (Назад)

33. Гипромез - Государственный институт проектирования металлургических заводов (Назад)

Сокращенный вариант статьи опубликован в журнале "Отечественная история" №3, 2000 г.

Эта страница принадлежит сайту "РККА"