Реактивная артиллерия в Великой Отечественной войне

Полковник И. ПРОХОРКОВ
Полковник В. ТРУСОВ

Во второй половине дня 15 июля 1941 года на одном из участков обороны 20-й армии в лесу восточнее Орши, словно ураган, взметнулись к небу огненные языки пламени, сопровождаемые непривычным гулом, совсем непохожим на выстрелы артиллерийских орудий. Над деревьями поднялись облака черного дыма, а в небе с шипением пронеслись в сторону немецких позиций едва заметные стрелы. Вскоре весь район оршанского вокзала, захваченный гитлеровцами, покрылся султанами почти одновременно взорвавшихся нескольких десятков снарядов. Фашисты были буквально ошеломлены этим огненным смерчем из непонятного для них оружия и в панике стали спасаться бегством. Противнику потребовалось значительное время, чтобы собрать свои деморализованные подразделения. Другой огневой удар из нового оружия в этот же день был произведен по переправе через реку Оршицу. Результат был такой же. Враг и здесь был потрясен невиданной силой все уничтожающего огня, и его наступление задержалось.

Таковы были результаты первых залпов первой батареи реактивной артиллерии БМ-131, сформированной в Москве в конце июня 1941 года.

Вторая батарея в составе девяти и третья в составе трех боевых машин БМ-13 были сформированы и отправлены соответственно в 19-ю и 20-ю армии Западного фронта во второй половине июля. В течение августа и сентября 1941 года в состав Западного фронта поступили еще пять батарей, по четыре боевые машины БМ-13 в каждой.

С самого начала боевого применения новое оружие показало свою грозную силу. Начальник артиллерии Западного фронта генерал-майор артиллерии И. П. Камера в своем донесении от 2 августа 1941 года начальнику артиллерии Красной Армии писал: "По заявлениям командного состава стрелковых частей и по наблюдениям артиллеристов внезапность такого массированного огня наносит большие потери противнику и настолько сильно действует морально, что части противника в панике бегут... Под Ярцево группа пехоты два раза атаковала д. Щуклино, но успеха не имела. После огневого налета батареи БМ-13 пехота заняла деревню без сопротивления со стороны противника". Высокая эффективность боевого применения батарей БМ-13 под Ельней в августе 1941 года отмечалась в докладах генерала армии Г. К. Жукова и генерал-полковника артиллерии Н. Н. Воронова на имя Народного Комиссара Обороны. Эти доклады ускорили завершение разработки новой боевой машины БМ-82 и создание более мощных реактивных снарядов.

В августе 1941 года Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение о сформировании восьми полков реактивной артиллерии, вооруженных боевыми установками БМ-8 и БМ-13. Полк состоял из трех дивизионов трехбатарейного состава. Каждая батарея имела четыре боевые машины. Формируемые полки получили наименование "гвардейских минометных полков (ГМП) артиллерии Резерва ВГК". Тем самым подчеркивалось то значение, которое придавалось их вооружению и подбору кадров.

Возможность тактического маневра заряженными боевыми машинами, высокая скорость передвижения их по дорогам (15-40 км/час), быстрое развертывание на огневой позиции и переход из походного в боевое положение и наоборот, а также значительно большая, чем у орудий ствольной артиллерии и минометов, огневая производительность БМ-8 и БМ-13 способствовали тому, что реактивная артиллерия сразу получила всеобщее признание. Реактивные установки БМ-8 и БМ-13 воины нашей армии стали любовно называть "катюшами", а от командования фронтов стали поступать настойчивые требования об усилении их реактивной артиллерией.

К концу сентября 1941 года было сформировано девять, а в октябре - еще пять гвардейских минометных полков. В ряде случаев из за тяжелой обстановки на фронте туда приходилось отправлять отдельные дивизионы, не дожидаясь окончания формирования полков в целом. Дизизионы, как правило, использовались для усиления стрелковых дивизий, оборонявшихся в первом эшелоне, что существенно увеличивало их огневую мощь и повышало устойчивость в оборонительном бою. Там же, где реактивной артиллерии было мало, она оставалась в распоряжении командующего армией и применялась в наиболее напряженные моменты боя на важнейших направлениях. (о приципах боевого применения реактивной артиллерии в то время см. Директиву Ставки).

Таким образом, на первых порах наше командование оказалось вынужденным использовать реактивную артиллерию подивизионно. Поэтому в ноябре и декабре 1941 года непосредственно на фронтах девять из четырнадцати полков были переформированы в отдельные гвардейские минометные дивизионы, а также сформированы двадцать восемь новых отдельных дивизионов.

Первые части полевой реактивной артиллерии находились в распоряжении Ставки ВГК. Их материальным обеспечением и руководством боевой подготовкой занималось Главное артиллерийское управление. Однако с ростом количества частей реактивной артиллерии выявилась необходимость в образовании особого органа для руководства их боевой подготовкой, снабжением, ремонтом и т. п. Поэтому уже 8 сентября 1941 года было создано специальное командование во главе с генерал-лейтенантом артиллерии В. В. Аборенковым. Для непосредственного руководства боевой деятельностью и снабжением частей реактивной артиллерии на фронтах имелись оперативные группы гвардейских минометных частей фронтов, а в январе 1942 года такие группы были уже во всех армиях, в которых действовало не менее трех отдельных гвардейских минометных дивизионов.

К осени 1941 года основная масса реактивной артиллерии была сосредоточена в войсках Западного фронта и Московской зоны обороны. Здесь находились 33 дивизиона (56 %) из 59, числившихся в это время в Красной Армии. Ленинградский фронт имел 5 дивизионов, Юго-Западный - 9, Южный - 6, а остальные по 1-2 дивизиона. Внутри фронтов реактивная артиллерия распределялась между армиями более равномерно. Так, в Западном фронте, например, все армии усиливались 3-4 дивизионами и только 16-я армия - 7 дивизионами.

Важную роль сыграла реактивная артиллерия в битве под Москвой и в ходе зимней кампании 1941/42 года. В контрнаступлении под Москвой дивизионы реактивной артиллерии также распределялись по дивизиям и входили в группы дальнего действия (ДД) дивизий3. К этому времени количество ее в войсках значительно возросло. В составе армий, действовавших на главном направлении, одновременно использовалось от 5 до 10 дивизионов. Управление огнем и маневром большого числа дивизионов, а также снабжение их боеприпасами и другими видами довольствия стало затрудняться. По решению Ставки в январе 1942 года было начато формирование 20 гвардейских минометных полков такого же состава, как и полки первой их организации. Одновременно в полки стали сводиться и отдельные дивизионы, действовавшие на фронтах. Всего к июлю 1942 года на фронтах насчитывалось уже 57 полков М-8 и М-13.

В июне 1942 года на вооружение были приняты более мощные реактивные снаряды новых типов - М-20 и М-30. Снаряды М-204 предназначались в основном для стрельбы с боевых машин БМ-13. Причем из-за больших габаритов снарядов они могли пускаться только с верхних направляющих. Поэтому в залпе снарядов М-20 было восемь, а не 16, как М-13. Практика использования снарядов М-20 вскоре показала, что они обладают малым фугасным и осколочным действием, а дивизионный залп ими дает недостаточную плотность огня. В силу этого снаряды М-20 в 1943 году сняли с вооружения.

Для стрельбы снарядами М-305 были сконструированы специальные станки рамного типа. Они так и назывались "рамы М-30". На них укладывалось по четыре снаряда М-30 в специальной укупорке. Как показал первый опыт их применения, эти снаряды обладали мощным фугасным действием. В донесениях командующих Западным, Калининским и Воронежским фронтами начальнику Генерального штаба отмечалось, что снаряд М-30 способен разрушать дзоты, убежища, окопы с козырьками, каменные постройки и другие укрепления, особенно при стрельбе по одному объекту двух-трех дивизионов. Одновременно отмечалась недостаточная дальность стрельбы и, как следствие, большая уязвимость батарей, которые приходилось устанавливать вблизи переднего края.

В течение июня и первой половины июля 1942 года было сформировано 20 отдельных гвардейских минометных дивизионов М-30. Каждый дивизион состоял из трех батарей, по 32 рамы в батарее. Дивизион М-30 (96 рам) в течение двух-пяти минут мог выпустить 384 снаряда и при стрельбе на дальности 2600 м на площади в 18 га (площадь лучшей части эллипса рассеивания при стрельбе снарядами М-30) создать плотность огня, равную 14 снарядам на 1 га. Следовательно, для надежного подавления живой силы и огневых средств в опорном пункте площадью 18-20 га необходимо было привлекать 1,5-2 дивизиона. Семь дивизионов М-30 в порядке опыта были объединены в два полка и направлены на Западный фронт. К концу августа уже имелось более 70 дивизионов М-30, из них основная масса была сосредоточена в войсках Волховского, Калининского, Западного и Сталинградского фронтов.

Т а б л и ц а 1. Количество частей полевой реактивной артиллерии в первом периоде Великой Отечественной войны и их распределение между фронтами и резервом Ставки Верховного Главнокомандования
по состоянию на 19 ноября 1942 года

Даты и наименования фронтов
Отд.дивизионы
Полки
Всего
дивизионов
М-8
М-13
М-30
М-8
М-13
На 22 июня 1941 г.
-
-
-
-
-
-
На 1 июля 1941 г.
-
1 отд. батр.
-
-
-
1 отд. батр.
На 1 января 1942 г.
31
43
-
3
2
87
На 4 июля 1942 г.
23
19
12
10
44
216
На 1 октября 1942 г.
20
16
77
19
60
350
На 19 ноября 1942 г. по фронтам:
Карельский
-
-
-
3
1
12
7-я отдельная армия
-
-
-
2
-
6
Ленинградский
-
1
7
-
1
11
Волховский
1
1
2
-
4
16
Северо-Западный
-
-
9
1
6
30
Калининский
3
7
27
-
7
58
Западный
8
4
20
-
6
50
Брянский
-
1
-
1
3
13
Воронежский
1
-
-
2
4
19
Юго-Западный
3
1
10
2
5
35
Донской
-
-
6
1
9
36
Сталинградский
-
1
4
4
9
44
Закавказский
3
1
-
-
7
25 + 4 бат.
Всего в действующей армии
19
17
85
16
62
355
На Дальнем Востоке
-
-
-
2
-
6
В резерве Ставки ВГК
1
-
-
1
-
4
Всего в конце первого периода войны
20
17
85
19
62
365

Из таблицы видно, что из 365 дивизионов - 85 (23 %) составляли тяжелые дивизионы М-30, 204 (56 %) - дивизионы М-13 и 76 (21 %) - дивизионы М-8. При этом 57 дивизионов М-8, 186 дивизионов М-13 и 16 дивизионов М-30 (70 %) входили в состав полков, 106 дивизионов (30 %) оставались отдельными.

Следует отметить, что распределение полевой реактивной артиллерии между фронтами не отвечало сложившейся обстановке. Основные усилия наших войск сосредоточивались тогда на сталинградском направлении, а реактивной артиллерии на этом направлении в трех фронтах (Юго-Западный, Донской, Сталинградский) было всего 115 дивизионов, а в Северо-Западном, Калининском и Западном - 138 дивизионов. Все это указывает на то, что маневр реактивной артиллерией между фронтами не был проведен в тех размерах, которые требовала оперативно-стратегическая обстановка. В последующем этот недочет пришлось устранять путем дополнительной переброски реактивной артиллерии на сталинградское направление.

В ходе наступательных операций для обеспечения прорыва обороны потребовалось сосредоточивать большие массы артиллерии, в том числе и реактивной. А так как самой крупной артиллерийской частью был полк, к участкам прорыва приходилось подтягивать десятки таких полков, что крайне затрудняло управление ими и их боевое снабжение.

Таким образом, обстановка потребовала не только численного увеличения артиллерии, но и изменений в ее организации, т. е. создания в системе артиллерии РВГК соединений реактивной артиллерии.

В ноябре и декабре 1942 года из находившихся во фронтах отдельных дивизионов М-30 было сформировано 10 тяжелых гвардейских минометных бригад. В дальнейшем в бригады были переформированы и полки М-30. В то же время по решению Ставки началось формирование тяжелых гвардейских минометных дивизий в составе четырех полков М-13 и двух бригад М-30. Залп такой дивизии составлял 3840 снарядов общим весом около 230 тонн. К началу 1943 года имелось 17 бригад М-30 и четыре гвардейские минометные дивизии, в которые входили еще 8 бригад. Существенно изменился и качественный состав реактивной артиллерии.

Т а б л и ц а 2. Количество и распределение частей и соединений полевой реактивной артиллерии между фронтами и резервом Ставки Верховного Главнокомандования
по состоянию на 1 января 1943 г.

Фронты
Отд.дивизионы
Полки
Бригады
M-30
Управления
дивизий
Всего
дивизионов
М-8
М-13
М-30
М-8
М-13
Карельский
-
-
-
3
1
-
-
12
7-я отдельная армия
-
-
-
2
-
-
-
6
Ленинградский
-
1
11
-
1
-
-
15
Волховский
1
1
2
-
4
-
-
16
Северо-Западный
-
-
-
1
10
4
1
55
Калининский
3
6
-
-
6
3
-
43
Западный
7
3
-
-
5
2
-
35
Брянский
-
-
-
1
1
-
-
6
Воронежский
1
-
-
2
2
2
1
23
Юго-Западный
2
2
-
1
9
-
-
34
Донской
2
-
-
-
13
4
2
59
Сталинградский
1
2
-
4
10
1
-
49
Закавказский (Черноморская группа)
4
-
-
-
3
-
-
13
Закавказский
(Северная группа)
-
1
-
-
4
-
-
13
Всего в действующей армии
21
16
13
14
69
16
4
379
На Дальнем Востоке
-
-
-
2
-
-
-
6
В резерве Ставки ВГК
2
2
-
3
10
1
-
47
Всего в конце первого периода войны
23
18
13
19
79
17
4
432

Из таблицы видно, что основную массу полевой реактивной артиллерии составляли дивизионы М-13 и М-30. Это привело к тому, что огневая мощь наших войск значительно возросла.

В 1942 году количество гвардейских минометных дивизионов увеличилось почти в 5 раз. Теперь в составе стрелковых дивизий, наступавших на главном направлении, действовало от одного до трех полков реактивной артиллерии, входивших в минометные группы или группы ДД дивизий. Так, в ноябре 1942 года 422-я стрелковая дивизия 57-й армии Сталинградского фронта была усилена одним дивизионом и двумя гвардейскими минометными полками6.

В ходе боевых действий реактивная артиллерия использовалась массированно на важнейших направлениях советско-германского фронта. Она стала одним из мощных средств Ставки Верховного Главнокомандования, с помощью которого оказывалось значительное влияние на ход боевых действий на важнейших участках фронта. Во фронтах реактивная артиллерия применялась на главных направлениях. Если в наступательных операциях 1941 года и первой половины 1942 года на этих направлениях привлекалось в среднем 50-60 % реактивной артиллерии от общего количества, имевшегося во фронте, то к концу 1942 года там сосредоточивалось до 80 % Были выработаны и наиболее рациональные формы управления реактивной артиллерией. Части и соединения, приданные армиям, чаще всего в период подготовки и поддержки атаки, использовались централизованно в составе армейских групп, а при бое в глубине обороны части М-8 и М-13 придавались стрелковым, механизированным и танковым соединениям.

Бригады М-30, в том числе и входившие в состав гвардейских минометных дивизий, после артиллерийской подготовки и поддержки атаки не могли принимать участия в поддержке танков и пехоты при бое в глубине обороны противника, так как на подготовку каждого нового залпа требовалось значительное время. Поэтому они оставались в составе армейских групп и двигались вслед за наступавшими войсками в готовности к развертыванию в случае задержки войск на каком-либо промежуточном рубеже.

В ходе боевых действий возникали большие трудности в управлении частями гвардейских минометных дивизий, имевших различное вооружение и предназначение, а также в снабжении боеприпасами различных номенклатур и ремонте вооружения. В связи с этим встал вопрос о формировании дивизий новой организация, состоявших полностью из частей М-30. В январе 1943 года были сформированы 5-я и 6-я дивизии по старым штатам, а в феврале - 7-я дивизия по новым: три бригады М-30, каждая бригада в составе четырех дивизионов по три батареи. Дивизион имел 72 рамы, его залп увеличился на одну треть и достиг 288 снарядов. Залп бригады составлял 1152 снаряда (более 106 т). Всего в дивизии новой организации было 864 рамы М-30, дававших залп в 3456 снарядов. По сравнению с дивизией прежней организации количество снарядов в залпе дивизии уменьшилось до 384, но зато вес его увеличился на 90 т и составлял 320 т.

Наряду с совершенствованием организационных форм тяжелой полевой реактивной артиллерии шло дальнейшее качественное совершенствование снарядов. В начале 1943 года в армию начали поступать новые 300-мм фугасные снаряды М-31, имевшие значительно большую дальность, чем снаряды М-30 (4325 м вместо 2800 м). Это существенно увеличивало боевые возможности дивизионов и бригад М-31. Однако рассеивание снарядов оставалось еще большим.

К весне 1943 года на новый штат перевели и первые шесть гвардейских минометных дивизий. Кроме того, было сформировано несколько отдельных тяжелых бригад М-31. К этому же времени относится и начало применения при стрельбе двухрядного способа укладки снарядов М-31 на рамы. На каждую раму укладывалось уже не четыре, а восемь снарядов. Это вдвое увеличивало огневые возможности частей и соединений М-31. Бригада могла уже создавать одним залпом на площади 42 га7 плотность в 18 снарядов на 1 га, вплотную подходившую к нормам плотности огня, требуемым для подавления и частичного разрушения опорных пунктов (20-30 снарядов на 1 га).

Огонь реактивной артиллерии входил в общую систему артиллерийского огня и занимал в ней все более заметное место. Организация массированного огня требовала строгой централизации управления всеми видами артиллерии со стороны командующих артиллерией фронтов и армий. Автономия реактивной артиллерии, ранее обусловленная ее особым значением, теперь вступила в противоречие с новыми условиями. В связи с этим 29 апреля 1943 года она была передана в оперативное подчинение командующего артиллерией,

К концу второго периода войны общее количество реактивной артиллерии возросло на 139 дивизионов, или на 38 %. Из 504 дивизионов 54 (11 %) составляли дивизионы М-8, 318 - дивизионы М-13 (63 %) и 132 - дивизионы М-31 (26 %). Из этих данных видно, что удельный вес дивизионов М-8 снизился на 11 % (по сравнению с концом первого периода войны), а удельный вес дивизионов М-13 и М-31 увеличился соответственно на 7 и 3 %. Организационно полевая реактивная артиллерия к концу 1943 года состояла из семи дивизий (20 бригад) и 13 отдельных бригад М-31, 96 полков М-13, 19 полков М-8, 30 отдельных дивизионов М-13 и 8 отдельных дивизионов М-8.

В ходе наступательных операций шло дальнейшее совершенствование управления огнем реактивной артиллерии. Принцип массирования реактивной артиллерии на главных направлениях почти повсеместно нашел самое широкое применение. В армиях, действовавших на главных направлениях, создавались армейские группы гвардейских минометных частей, подразделявшиеся в ряде случаев на подгруппы по числу корпусов первого эшелона.

Все операции начинались, как правило, внезапным залповым огнем гвардейских минометных частей. И это не случайно. Массированный огонь приносил наибольшие результаты в том случае, если он велся внезапно. В конце же артиллерийской подготовки залпы применялись главным образом для увеличения плотности огня перед атакой пехоты и танков.

Во время артиллерийской подготовки атаки реактивная артиллерия вела огонь залпами батарей и дивизионов по различным целям: подавляла и уничтожала живую силу и огневые средства в опорных пунктах, сосредоточения резервов, нарушала управление противника и т. п. Открыто расположенная живая сила уничтожалась снарядами М-8 и М-13, укрытая в легких сооружениях - снарядами М-13, а в прочных сооружениях полевого типа - снарядами М-30 и М-31. По укрытой живой силе и огневым средствам врага огонь, как правило, велся внакладку с огнем ствольной артиллерии и минометов, что резко увеличивало плотность и эффективность огня. При этом реактивные снаряды составляли 15-20 % всех выпущенных снарядов по объекту. Распределение огня реактивной артиллерии по участкам (целям) обычно было следующим: огонь снарядами М-13 и М-8 велся по целям, расположенным в 2-4 км от переднего края обороны, огонь же снарядами М-30 - исключительно по опорным пунктам и узлам сопротивления на переднем крае. Плотность огня при поражении живой силы и огневых средств в опорных пунктах на различных фронтах была неодинакова и колебалась от одного до трех дивизионов по однотипному участку.

При развитии успеха в глубине вражеской обороны реактивная артиллерия участвовала в отражении контратак пехоты и танков, воспрещала маневр резервами, подавляла отдельные опорные пункты па промежуточных рубежах, вела огонь по колоннам противника, переправам и другим важным объектам.

Характерной особенностью боевого применения реактивной артиллерии в обороне в 1943 году явилось ее широкое использование не только для уничтожения живой силы, но и в борьбе с танками. Эту задачу она выполняла главным образом путем массировання огня по районам сосредоточения и по крупным атакующим группам танков. При этом танки, как правило, выводились из строя при прямом попадании снарядов М-30 и М-31, а также при разрыве их в непосредственной близости. Легкие и средние танки поражались даже при разрыве снарядов в 5-10 метрах от них.

В оборонительном сражении под Курском широко осуществлялся маневр частями реактивной артиллерии внутри армий между общевойсковыми соединениями, а также непосредственно на поле боя для выполнения отдельных огневых задач. Способность БМ-8 и БМ-13 совершать быстрый маневр с одного участка (направления) на другое послужила основанием включения их во второй половине 1943 года в штаты высокоподвижных войск. Было сформировано 8 полков М-13 для танковых армий, 7 дивизионов М-13 для танковых и механизированных корпусов и 7 полков сокращенного состава для кавалерийских корпусов.

За два года войны реактивная артиллерия показала свои бесспорные положительные качества. Но она имела один существенный недостаток - большое рассеивание реактивных снарядов, что резко ограничивало выбор целей и сужали круг задач. Улучшение кучности стрельбы оставалось одной из главных задач совершенствования реактивной артиллерии. Решение этой задачи имело огромное значение для ее дальнейшего развития. Наряду с этим очень остро встал вопрос и об увеличении маневренности соединений М-31. Бригады и дивизии М-31, вооруженные рамами, были мало подвижны в бою. Подвоз рам и боеприпасов на огневые позиции, их установка и заряжание требовали много времени. Так, для подготовки бригады к залпу на необорудованных заранее огневых позициях нужно было 8-10 и более часов, в зависимости от накопленного личным составом опыта.

В 1944 году были разработаны снаряды улучшенной кучности (УК) и боевые машины для пуска снарядов М-31. Вместо снаряда М-13 на вооружение поступил снаряд М-13УК с дальностью стрельбы 7900 м, а вместо снаряда М-31 - снаряд М-31УК с дальностью стрельбы 4000 м. Рассеивание снарядов М-13 уменьшилось в три раза, а снарядов М-31- в шесть раз. С введением снарядов улучшенной кучности огневые возможности реактивной артиллерии настолько увеличились, что вместо полкового или бригадного залпа, при равных условиях, можно было ограничиваться проведением одного дивизионного залпа. Соответственно увеличилась плотность залпа дивизионов и повысилась эффективность их огня. Уменьшение рассеивания снарядов позволило вести огонь по целям, расположенным ближе к нашим войскам. Последнее обстоятельство имело очень важное значение, так как резко сокращался промежуток времени между воздействием снарядов по противнику перед атакой танков и пехоты и самой атакой.

Боевые машины для пуска снарядов М-31 получили название БМ-31-12, поскольку каждая такая машина могла выпускать одновременно 12 снарядов. С принятием на вооружение таких боевых машин резко возросла маневренность и скорострельность тяжелой реактивной артиллерии. Она теперь не уступала реактивной артиллерии, вооруженной боевыми машинами БМ-13 и БМ-8, и могла сопровождать пехоту и танки во все периоды боя. На подготовку к открытию огня требовалось 7-13 минут. Это было большим достижением советских конструкторов и военной промышленности.

Опыт применения реактивных снарядов улучшенной кучности вскоре показал, что при правильном наложении залпов дивизионов М-31-12-УК, на любой опорный пункт противника его удавалось захватить почти без сопротивления, если результаты огня использовались немедленно, т. е. атака начиналась сразу после залпа. Так, например, в Витебско-Оршанской операции 3-го Белорусского фронта в полосе наступления 11-й гвардейской армии 23 июля 1944 года в опорном пункте Ласырщики имелось 4 дзота, 25 блиндажей, до 20 пулеметных площадок. В ходе артиллерийской подготовки атаки по нему было произведено два залпа дивизионами М-31-12 7-й гвардейской минометной дивизии. При атаке пехота заняла этот опорный пункт почти без сопротивления.

Под воздействием массированного огня нашей артиллерии враг со второй половины 1943 года все чаще стал переходить к обороне, опиравшейся на систему сплошных траншей. Такую оборону нужно было подавлять огнем на всей ширине участка прорыва, для чего требовалось большое количество орудий и снарядов. В 1944 году средняя плотность артиллерии на важнейших направлениях создавалась уже почти в 1,5 раза выше, чем в 1943 году, и равнялась 180-200 орудиям и минометам на 1 км фронта прорыва. В то же время плотность реактивной артиллерии оставалась прежней, в пределах б-15 боевых машин на 1 км фронта.

В связи с широким применением противником траншей в системе его обороны становилось все меньше целей для поражения дивизионами М-8 и М-13. Они использовались главным образом для усиления массированного огня других видов артиллерии по второй позиции, резервам и штабам. В то же время огонь тяжелых реактивных снарядов находил широкое применение и в процессе артиллерийской подготовки для поражения важнейших узлов сопротивления. За время артиллерийской подготовки в зависимости от отпущенного лимита боеприпасов гвардейские минометные части производили 2-3, а в некоторых операциях и 4-5 залпов.

При бое в глубине обороны условия для залпового огня были несколько иными. Здесь живая сила противника часто вынуждена была покидать свои укрытия. Поэтому вся реактивная артиллерия могла действовать гораздо эффективнее. Ее залповый огонь оказывал большую помощь войскам при отражении контратак, воспрещал подход резервов к полю боя, занятие ими оборонительных рубежей и т. п. Изучение целого ряда операций наших войск, проведенных в 1944 году, показывает, что более половины всех залпов гвардейских минометных частей, израсходованных в атом году, приходилось на отражение контратак.

Повышение маневренности частей полевой реактивной артиллерии привело к более тесному взаимодействию их огня и маневра с маневром и ударом общевойсковых соединений и частей, особенно подвижных войск в оперативной глубине обороны. Стрелковый корпус усиливался одним-двумя полками М-8 или М-13, а стрелковая дивизия первого эшелона не менее чем одним дивизионом. Танковым и механизированным корпусам придавались один-три полка М-13 и один-два дивизиона БМ-31-12.

Маневр частями реактивной артиллерии, как при подготовке наступательных операций, так и в ходе их проведения стал применяться в еще более широких масштабах. Резко увеличилась внутрифронтовые перегруппировки реактивной артиллерии. Так, например, при подготовке Брестско-Люблинской операции в период с 6 по 13 июля 1944 года 5-я гвардейская минометная дивизия М-31, а также 6, 56, 92 и 94-й полки М-13 совместно с другими соединениями и частями артиллерии совершили марш с правого крыла 1-го Белорусского фронта на левое на расстояние 550-650 км; в ходе Гумбинненской операции 3-го Белорусского фронта дивизионы М-31-12 7-й гвардейской минометной дивизии в ночь на 27 октября 1944 года из 28-й армии были переброшены в 5-ю и 11-ю гвардейскую армии для участия в отражении контрудара.

Для наступательных операций, осуществлявшихся советскими войсками в 1945 году, характерно повышение плотности артиллерии до 230-260 орудий и минометов на 1 км фронта прорыва. Во всех крупных операциях полностью соблюдался принцип максимального массированния реактивной артиллерии. Наиболее сильные группировки ее были созданы во 2-м и 3-м Белорусских и 1-м Прибалтийском фронтах в Восточно-Прусской операции, в 1-м и 2-м Белорусских и 1-м Украинском фронтах в Берлинской операции. Здесь было сосредоточено около 60 % всех полков М-8 и М-13 и свыше 75 % всех бригад М-31-12 (М-31), находившихся в действующей армии.

В 1945 году наблюдался резкий скачок в общей плотности реактивной артиллерии. Если в 1944 году она составляла в среднем 8-12 боевых машин на 1 км фронта прорыва, то в начале 1945 года она уже достигала 15-20 боевых машин, не считая рам М-30. Значительно возрос по сравнению с 1944 годом и расход снарядов реактивной артиллерии (в среднем на 40-50 %).

Советская реактивная артиллерия, зародившаяся в начале Великой Отечественной войны, прошла славный боевой путь. Она выросла в новый перспективный вид артиллерии, имеющий свою систему оружия, организацию, методы ведения огня и формы боевого применения. Ни в одной из армий мира, принимавших участие во второй мировой войне, реактивная артиллерия не получила такого широкого развития.

Анализ эволюции организационных форм показывает, что они достигли высокой степени совершенства. В ходе Великой Отечественной войны наблюдался закономерный процесс перехода от организации небольших частей (отдельных батарей, дивизионов) к более крупным частям (полкам) и, наконец, к соединениям (бригадам и дивизиям), при последовательном улучшении удобоуправляемости и экономичности.

Методы ведения огня реактивной артиллерией в течение войны также совершенствовались, главным образом под влиянием ее качественного изменения и развития организационных форм. Основным методом стрельбы был залповый огонь дивизионов. Ведение огня осуществлялось сосредоточенными залпами нескольких дивизионов, полков и даже бригад, что позволяло быстро достигнуть желаемых результатов. Высокий уровень развития реактивной артиллерии в годы войны привел к тому, что она стала важным средством в руках командующих фронтами и армиями для создания огневого превосходства над противником на основных направлениях. Вместе с тем в руках командиров соединений и частей она являлась одним из эффективных средств выполнения тактических задач.


1 Боевая машина ракетной артиллерии БМ-13 имела 16 направляющих для пуска 132-мм снарядов М-13, каждый весом 42 кг с дальностью полета 8470 м. В батарее, было, пять таких машин, которые могли дать одновременный залп 80 снарядами.
Назад

2 Боевая машина БМ-8 была разработана и принята на вооружение в двух вариантах: один - на шасси автомобиля ЗИС 6 с 36 направляющими для пуска 82-мм снарядов, а второй - на шасси танков Т-40 и T-60 или на шасси трактора СТЗ с 24 направляющими.
Назад

3 Архив МО, ф. 1389, оп. 31834, д. 1, л.7.
Назад

4 Калибр 132 мм, вес снаряда - 57,6 кг, дальность - 5 км.
Назад

5 Калибр 300 мм, вес снаряда -- 72 кг, дальность-2,8 км.
Назад

6 Архив МО, ф. 332, оп. 6517, д. 5, л. 136.
Назад

7 Площадь лучшей части эллипса рассеивания снарядов М-31 при максимальной дальности стрельбы.
Назад

Источник: "Военно-исторический журнал" №1 1966 г.

Эта страница принадлежит сайту "РККА"