Введение единоначалия в РККА (1918 - 1920 гг.)

Кандидат исторических наук, полковник А. Иовлев

На первом этапе строительства РККА, в ее добровольческий период развития, общее собрание подразделения, части выбирало командиров, а высшая власть в частях и соединениях принадлежала войсковым комитетам. Но уже 22 апреля 1918 года декретом ВЦИК "О порядке замещения должностей в Рабоче-Крестьянской Красной Армии" выборность командного состава была отменена. Командиры отдельных частей, бригад, дивизий стали назначаться Наркоматом по военным делам, а командиры батальонов, рот и взводов - рекомендоваться на должности местными военкоматами.

Однако в связи с тем, что многие командные должности занимали военспецы, в марте-апреле 1918 года был введен институт военных комиссаров. Комиссары были призваны контролировать не только деятельность военспецов, но также проводить политику партии в войсках: обеспечивать классовое сплочение, просвещать и воспитывать личный состав в коммунистическом духе и пр. Так был введен принцип двуначалия в систему организации РККА.

Права командиров частей, соединений и объединений были очень ограничены, вплоть до того, что в "Положении о военных комиссариатах и комиссарах", принятом на I съезде комиссаров в июне 1918 года указывалось: "при боевых действиях в гражданской войне военный комиссар командует войсками единолично". Вместе с тем в том же Положении записано, что "формирование, управление и командование высшими войсковыми соединениями не меньше дивизии принадлежит Военному совету в составе трех лиц: двух военных комиссаров и одного военного руководителя". Но уже в декабре 1918 года в постановлении Совнаркома РСФСР "О Главнокомандующем всеми вооруженными силами Республиками" говорится, что "Главнокомандующему предоставляется полная самостоятельность во всех вопросах стратегически-оперативного характера, а также право назначения, перемещения и отставления от занимаемых должностей командного состава войск и военных управлений и учреждений Республики, входящих в состав действующей армии". Далее схожие права были предоставлены Постановлением СНК РСФСР от 15 декабря "О командующем армиями фронта", в котором указывалось: "Командующему армиями фронта предоставляется полная самостоятельность в вопросах стратегически-оперативного а также право назначения, перемещения и отставления от занимаемых должностей всего командного состава войск и военных управлений и учреждений фронта, кроме командующих армиями, которые назначаются приказами РВСР.

...Командующий армиями фронта в своих действиях стратегически-оперативного характера является ответственным только перед Главнокомандующим всеми вооруженными силами Республики и всеми теми установлениями и учреждениями Российской Республики, которым подчиняется Главнокомандующий".

Вскоре полная самостоятельность в решении оперативных вопросов была предоставлена и начальникам дивизий.

К концу 1918 года власть войсковых комитетов в армии была сведена на нет. Тоже относится и к партийным ячейкам в частях. Постановлением от 25 октября 1918 года ЦК ВКП(б) запретил им вмешиваться в служебную деятельность командира. "Партийные ячейки не вмешиваются в действия и распоряжения командного состава", - говорилось в Инструкции ЦК ВКП(б), опубликованной 5 января 1919 года. Это также вело к расширению прав командира.

В 1919 году тенденция к единоначалию усиливалась. В приказе РВСР № 910 от 26 мая 1919 года говорилось: "Во многих учреждения военного ведомства, как центральных, так и местных, начальниками состоят ответственные работники ВКП(б). Естественно, что должности комиссаров при таких начальниках являются излишними. Но переобремененные работой по учреждению такие начальники в большинстве случаев не имеют физической возможности руководить культурно-просветительной и политической деятельностью их сотрудников, и поэтому РВСР находит настоятельно необходимым заменить должность комиссара должностью помощника начальника учреждения по политической части, на коего и возложить эту работу". В соответствии с этим приказом единоначалие вводилось в окружных военных комиссариатах. В положении говорилось, что военный округ управляется окружным военным комиссаром, у которого должно быть два помощника, одному из которых подчинялось окружное политическое управление.

Осенью 1919 года, правда, в виде исключения права единоначальника были предоставлены командующему 8-й армией. В приказе по войскам 8-й армии № 590 oт 4 ноября 1919 года говорилось: "Протоколом № 64 от 26 октября 1919 года заседания Реввоенсовета Республики постановлено: во изменение существующего порядка управления армиями установить в 8-й армии единоличное управление армией командармом и утвердить две новые должности помощников командующего армией, одного по политической и другого по административной части..."

На I съезде политработников Красной Армии, проходившем с 11 по 15 декабря 1919 года, был поднят вопрос о роли военных комиссаров и о повсеместном введении единоначалия в армии и на флоте. Начальник Политического управления Реввоенсовета Республики И.Т. Смилга и ряд других делегатов, считая, что конец Гражданской войны уже близок, предлагали ликвидировать институт военных комиссаров.

Однако большинство делегатов съезда, признавая, что "вопрос о единоначалии в своей принципиальной основе не может иметь двух мнений", учитывая большой недостаток красных командиров, выступили против введения единоначалия в тех условиях. Вместе с там часть делегатов высказалась за установление единоначалия для командиров и начальников-коммунистов, том более что на протяжении всей Гражданской войны единоначалие существовало в ротах, эскадронах и батареях как для партийного, так и беспартийного командного состава. Политруки, введенные в октябре 1919 года в ротах, эскадронах, батареях и отдельных командах, не наделялись комиссарскими функциями.

В инструкции политрука, разработанной позднее в дополнение к приказу РВС Республики № 1694, говорилось, что основная задача политрука — политическое воспитание красноармейцев, что он является не начальником, а лишь более знающим и сознательным товарищем.

С 1920 года для перехода к единоначалию стали создаваться более благоприятные условия: во главе частей и соединений стояли краскомы — выходцы из рабочих и крестьян, а большинство военспецов на деле доказывали преданность Советской власти.

Приказом РВС Республики № 117 от 23 января 1920 года "Об учреждении единой структуры политорганов Красной Армии" единоначалие вводилось в батальонах. "Должности комиссаров в батальонах и других частях, вводящих в полковые объединения, а не действующих отдельно, упраздняются", — говорилось в приказе РВСР. Должность помощника командира по политчасти в батальонах при этом не вводилась, а политработой в полку руководили комиссар и его помощник. В этом же приказе указывалось, что должности комиссаров сохраняются лишь в отдельных, наиболее важных штабах, управлениях, учреждениях и крупных отделах, и то по усмотрению соответствующих реввоенсоветов. Если приказом РВСР № 910 от 26 мая 1919 года единоначалие устанавливалось лишь в учреждениях, где начальниками являлись ответственные работники партии, то приказ РВСР № 117 от 22 января 1920 года вводил единоначалие уже и для беспартийного, но преданного Советской власти начсостааа и не только в учреждениях, но и в штабах, заведениях и управлениях, сохраняя комиссаров только в наиболее важных учреждениях и отделах.

Единоначалие в ряде случаев стало вводиться приказами реввоенсоветов фронтов. Последовательным сторонником единоначалия был М.В. Фрунзе. 24 января 1920 года в приказе № 31 войскам Туркестанского фронта за подписью М.В. Фрунзе и Д.А. Фурманова объявлялось положений об упразднении в частях военно-политических комиссаров при начальниках и командирах — членах РКП(б) и назначении к ним помощников по политической работе. В Положении говорилось: "При начальниках, членах РК партии, старых работниках партии военно-политические комиссары упраздняются в каждом отдельном случае соответствующим решением Революционного Военного Совета. В таком случае начальник части, управления или учреждения совмещает в себе все права и обязанности военно-политического комиссара. Все сношения и распоряжения, в том числе и оперативные приказы, начальник выпускает за своей единоличной подписью". Далее указывалось, что "при начальниках, хотя и членах партии, но не имеющих достаточного политического опыта, а также при начальниках-специалистах, не являющихся членами РК партии, но доказавших свою преданность рабоче-крестьянской власти, военно-политические комиссары остаются, но юридические положения изменяются следующим образом: начальник является автономным в области оперативных, военно-технических, административных и хозяйственных вопросов, все сношения и распоряжения, а том числе и оперативные: приказы, выпускаются за единоличной подписью. Предоставление начальникам этих прав производится решением в каждом отдельном случае соответствующего Революционного Военного Совета".

В марте 1920 года со ссылкой на приказ РВСР № 910 от 26 мая 1919 года четырем коммунистам — начальникам дивизий Восточного фронта были предоставлены права единоначальников. В приказе по 5-й армии № 306 от 17 марта 1920 года, подписанном М.С. Матиясевичем, членом РВС Б.П. Позерном и наштармом В.Е. Гарфом, говорилось: "В целях экономии партийных работников и наиболее рационального их использования оставлять впредь незамещенной должность военкомдива в тех дивизиях, где начальниками дивизий является члены Российской Коммунистической партии, именно: в дивизиях 26-й (начдив т. Гайлит), 27-й (начднв т. Путна), 35-й (начдив г. Нейман), 51-й (начдив т. Блюхер), присвоив перечисленным начальникам дивизий право подписываться одновременно и как военкомам". Далее, во 2-м пункте приказа давалось указание о том, кто практически организует и ведет политработу в данных дивизиях. "Руководство всей политической работой и политической жизнью дивизий, перечисленных в § 1. возлагается на заподивов, которые на деле должны быть помощниками начдивов по политической части. В случае вступления в должность начдива некоммуниста, заподив принимает на себя обязанности военкомдива.."

Через пять дней, 23 марта, приказом РВС 5-й армии № 339 было введено в действие Положение о заведующих политотделами 26, 27, 35 и 51-й дивизий. В нем указывалось, что завполитотделом дивизии является политическим руководителем дивизии и подчиняется по политическим вопросам политотделу армии, а по административно-хозяйственным — начальнику дивизии. Заведующему политотделом подчинялись все военные комиссаpы частей и учреждений дивизии.

Приказ № 306 по 5-й армии, интересен, до-первых, тем, что в нем начальникам дивизий были предоставлены и права единоначальников. Во-вторых, в нем говорилось о немедленном наделении заведующего политотделом правами комиссара, если начдивом назначался беспартийный командир. Такой порядок существовал в Красной Армии с 1924 по 1937 год.

Единоначалие для командиров-коммунистов постепенно вводилось в 1920 году в полках, дивизиях, а иногда и в армиях. Приказом Реввоенсовета Республики № 238 от 30 августа 1920 года, как и для 8-й армии в 1919 году, права единоличного управления предоставлялись командующему 13-й армией И. П. Уборевичу, "Ввиду того, — говорилось в приказе,— что член Реввоенсовета 13-й армии т. Зуль получает в ближайшие дни другое назначение, в член Реввоенсовета т. Горбунов призван все свое внимание сосредоточить на крайне возросшей политической работе в армии, командование 13-й армией будет вестись отныне на началах единоначалия. Почему все соответственные приказы т. Уборевича считать обязательными нa равных началах с приказами, исходившими ранее от Реввоенсовета..."

Развернувшаяся борьба с белополяками и Врангелем затормозила дальнейший переход к единоначалию. Посла окончания Гражданской войны переход к единоначалию произошел во всех звеньях армейского организма.

Значение первых практических шагов по введению единоначалия в Красной Армии очень велико. Оно заключается не столько в количестве назначенных единоначальников (абсолютное большинство командиров частей и дивизий к концу Гражданской войны еще не были единоначальниками), сколько в полученном опыте и в том, что в этот период, 1918—1920 г., были найдены различные формы единоначалия: назначение полными единоначальниками командиров и начальников-коммунистов, в также комиссаров; назначение неполными единоначальниками; учреждение должности помощника по политчасти при полных единоначальниках и немедленное наделение их функциями комиссаров при назначении нового командира, не наделенного правами единоначальника.

Источник: "Военно-исторический журнал"

Эта страница принадлежит сайту "РККА"