В осаде

В начале Великой Отечественной войны Красная Армия понесла большие потери в танках. Восполнить их в короткие сроки не имелось возможности. Это привело к сокращению танкового парка действующих частей, возникла необходимость реорганизовать наши автобронетанковые войска. Осенью 1941 года механизированные корпуса и входившие в их состав танковые дивизии были расформированы. Вместо них создавались отдельные танковые бригады и батальоны.

Но суть дела заключалась не только в том, что нам не хватало танков. Опыт боев подсказал: для успешной борьбы с врагом необходимы более тесное взаимодействие между стрелковыми и танковыми частями, усиление подразделений танками непосредственной поддержки пехоты. Этого можно было достичь организацией небольших по численности высокоманевренных танковых формирований.

В Ленинграде новые танковые части создавались под руководством командующего автобронетанковыми войсками фронта генерал-майора танковых войск И. А. Болотникова. На базе 1-й Краснознаменной танковой дивизии в сентябре была сформирована 123-я отдельная танковая бригада, командовать которой поручили мне. Комиссаром назначили бригадного комиссара К. П. Кулика. В бригаду входил один танковый полк (46 тяжелых танков KB). Его возглавил майор Я. Давыдов. На базе 24-й танковой дивизии и других частей образовали две бригады: 124-ю (командир—полковник А. Г. Родин, военком — полковой комиссар М. В. Со-чугов) и 125-ю (командир—полковник М. И. Чесно-ков, военком—полковой комиссар Н. И. Матюшин). 125-ю бригаду вооружили иначе: 26 танков KB и 11 опытных 76-миллиметровых самоходно-артиллерийских установок, смонтированных на базе танков Т-26.

В сентябре же были созданы и семь отдельных танковых батальонов непосредственной поддержки пехоты.

Тяжелые дни переживал Ленинград, отрезанный от страны. Его защитникам приходилось вести борьбу с врагом на суше, на море и в воздухе. Трудности обеспечения города и фронта продовольствием, материально-техническими ресурсами росли с каждым днем. Суровые лишения и жертвы не сломили ленинградцев. Они продолжали самоотверженно сражаться на фронте, трудиться в цехах, строить внутреннюю оборону города. Источником такой стойкости являлись мудрое руководство Центрального Комитета Коммунистической партии, поддержка защитников великого города всей страной и вдохновляющая деятельность славного отряда коммунистов Ленинградской партийной организации. Блокированный врагом Ленинград наращивал выпуск вооружения, боеприпасов, обмундирования и снаряжения, необходимых фронту. По инициативе партийных органов города в августе-сентябре 1941 года были построены 18 бронепоездов. В их оснащении и укомплектовании личным составом активное участие приняли командиры М. А. Михайлов, П. П. Фарутин, Б. А. Куклинов и другие. Поезда объединили в три дивизиона. Командовать дивизионами назначили майоров Михайлова, Фарутина и Шпартко.

Важный вклад в оборону Ленинграда вносили инженерно-техническая служба автобронетанковых войск фронта, рабочие танкоремонтных заводов и воины технической службы танковых частей. В любую погоду, днем и ночью, под вражескими бомбежками и обстрелами разыскивались подбитые боевые машины и вывозились с переднего края в мастерские, на заводы. Опытные мастера в короткие сроки восстанавливали танки и возвращали их в строй.

Инженерно-техническую службу автобронетанковых войск фронта возглавлял инженер-полковник Н. Н. Шестаков. Ему пришлось немало потрудиться над тем, чтобы эта служба в условиях блокады действовала четко. Его надежными помощниками были танкисты Д. П. Караев, Г. А. Федоров, С. М. Адливанкин, В. Д. Параничев, И. М. Голушко, И. Л. Хмельницкий, Г. А. Хапов, В. Г. Гильченок, М. М. Марков, В. И. Кольцов, И. Д. Строгонов. Превосходно работали фронтовые танкоремонтные заводы.

Техническими службами танковых частей умело руководили заместители командиров В. И. Извозчиков, Г. И. Пенкин, М. В. Иолко, В. С. Тышко, Н. А. Коливода и другие. Мастерством и мужеством славились командиры ремонтных взводов Михаил Давыдов и Дмитрий Лебедкин, восстанавливавшие танки на поле боя.

Связующим звеном между заводами и фронтовыми частями являлись командиры военной приемки. В условиях блокады они не только контролировали качество продукции, но и выступали организаторами технических процессов, несли ответственность за сроки выпуска танков. Хорошо выполняли эти сложные задачи военные инженеры Г. Е. Олексенко, А. Ф. Волков, Б. А. Карпенко, В. Г. Окунев, А. С. Чугунов, Б. А. Иванов.

Оснащение танками вновь создаваемых и действующих частей шло ускоренными темпами. Днем и ночью трудились рабочие и воины, не покидая предприятий. Только за период с начала войны до конца 1941 года

ленинградцы дали фронту 713 танков и 480 бронемашин. С июля по декабрь было зарегистрировано и принято к производству 187 крупных рационализаторских предложений, направленных на совершенствование технологических процессов и повышение качества боевых машин.

Уже в конце сентября наши новые танковые формирования участвовали в боях наряду с частями, действовавшими пока в прежнем составе. Под Урицком и Ново-Пановом в те дни упорно сражались 44-я стрелковая дивизия, 6-я бригада морской пехоты и 124-я танковая бригада. На участке Пулково — Кискино — Верхнее Койрово давали отпор врагу 13-я стрелковая дивизия и 51-й тяжелый танковый батальон. С Ораниенбаумского плацдарма наносили удары по противнику стрелковые части 8-н армии и 287-й отдельный танковый батальон. Под Колпином и Слуцком отбивали вражеские атаки вместе со стрелками бойцы танкового батальона майора К. П. Ушакова.

В те же дни командование фронта приняло меры, чтобы отбросить противника с южного берега Финского залива в районе Стрельцы и соединить расчлененные им 8-ю и 42-ю армии. С этой целью 3—7 октября на захваченное гитлеровцами побережье залива было высажено четыре десантных отряда моряков и пограничников. Одновременно навстречу десантникам со стороны Ленинграда начал наступать 124-й тяжелый танковый полк совместно со стрелковыми подразделениями.

Полк тяжелыми машинами KB смял гитлеровцев на переднем крае и углубился в их оборону на несколько километров. Но пехота, сопровождавшая танки, залегла под сильным вражеским огнем. Не смогли пробиться навстречу танкистам и десантные отряды. Оказавшись и окружении, бойцы и командиры танкового полка сражались с величайшим мужеством. Возглавлявший их майор Лук;11ннк радировал: “Ведем бой до последнего дыхания, боевую задачу будем выполнять”. Танкисты уничтожили много живой силы и техники противника, но соединиться с моряками и пограничниками им не удилось. В том тяжелом бою погиб командир полка.

Когда немецко-фашистские захватчики вышли к Неве и Ладожскому озеру, наше командование предприняло попытку деблокировать Ленинград и восстановить сухопутную связь города со страной. Перед началом угон операции наши войска захватили небольшой плацдарм на левом берегу Невы, в районе Невской Дубровки. В ночь на 20 сентября первыми на противоположном берегу реки высадились батальон старшего лейтенанта В. П. Дубика из 115-й стрелковой дивизии генерала В. Ф. Конькова и подразделения 4-й бригады морской пехоты, которой командовал генерал Б. Н. Ненашев. За ними переправились другие батальоны. Они овладели участком берега протяженностью по фронту 4 километра и в глубину до 800 метров, перерезали шоссейную дорогу Ленинград — Шлиссельбург и вплотную подошли к 8-й ГЭС. На правом фланге развернулись бои за поселок Арбузове.

Вначале противник не оказывал особого сопротивления нашим воинам, форсировавшим реку. Но днем 20 сентября перешел в контратаку силами до пехотного полка при поддержке танков и авиации. Захватившие плацдарм части отразили контратаку и продолжали закрепляться.

Перед танкистами была поставлена нелегкая задала — переправить за Неву боевые машины и поддержать стрелков. Руководство доставкой танков на левый берег Невы Военный совет фронта возложил на командующего автобронетанковыми войсками генерала И. А. Болотникова, его заместителя генерала М. Ф. Салминова и начальника инженерных войск фронта полковника Б. В. Бычевского. Вот как военный инженер рассказывал про эту переправу:

Долго мы ломали голову над тем, как бы перебросить на тот берег танки. Наконец-то кто-то внес предложение смонтировать паромы из крупных металлических контейнеров типа плашкоутов. Они имелись на Балтийском заводе. Их готовили для перевозки горючего и продовольствия по Ладожскому озеру.

Когда доложили А. А. Жданову, он сказал: “Пожалуй, выхода другого сейчас нет. Плацдарм мы не можем отдать, а без танков пехота там погибнет. Так что пробуйте...”

Понтонеры 42-го батальона и метростроевцы горячо взялись за дело. Прежде всего они прорыли длинный глубокий коридор для скрытного подхода к берегу автокранов и машин с плашкоутами. И вот плашкоуты подведены. Скрепив три штуки вместе, мы получили довольно устойчивый паром, а перетянуть его через Неву — дело не сложное.

Настал час погрузки первого танка. Все мы пришли на переправу. Ф. И. Крылов на всякий случай привел водолазов, М. Ф. Салминов инструктирует водителя танка сержанта Василия Чернова, спокойного широкоплечего сибиряка, добровольно вызвавшегося в первый рейс.

Комиссар танкового батальона майор Писаржевский вывел на берег в сторону от пристани несколько тракторов для отвлечения огня противника. П все же часть вражеской артиллерии бьет по всему берегу и против плацдарма.

Только танк пошел на паром, как вблизи разорвался снаряд, пробил один плашкоут. Паром осел набок. Многотонная громада накренилась и, казалось, вот-вот рухнет в воду. Следующий снаряд упал возле понтонеров, державших причальные канаты. Взрывной волной отбросило людей. Перекошенный паром стал медленно отчаливать. Тогда, чтобы спасти танк, сержант Чернов вывел машину по неглубокому месту на берег.

Некоторое время спустя все же удалось наладить переправу. С вечера до двух часов ночи рота саперов лейтенанта Бориса Волкова успела доставить на тот берег три машины. Когда грузили четвертую, снаряд отбил угол пристани. Оборудовали еще одну—в стороне. Все новые танковые подразделения приходили на помощь стрелкам за Невой.

Однако Синявинская операция в сентябре не имела успеха, так как фронт не располагал достаточными силами для ее осуществления. Новое наступление на этом направлении с той же целью было предпринято в период с 20 по 28 ноября 1941 года. Для участия в нем привлекалось 63 тысячи человек, 475 орудий и 97 танков. Атаковав вражеские позиции с востока и запада, наши поиска потеснили гитлеровцев на отдельных участках. 11о ч на этот раз операция была прекращена в связи с обострившейся обстановкой на тихвинском направлении.

А жестокие бои за Невский “пятачок” не прекращались. Плацдарм на левом берегу реки у Невской Дубровки стал символом мужества и стойкости советских ной нов. Они удерживали этот клочок родной земли около 400 дней, отражая в каждый из них по 12—16 атак противника.

В тех боях отличились и многие танкисты. Славный подвиг совершил экипаж тридцатьчетверки — командир В. И. Логинов, механик-водитель К. В. Котов. Ворвавшись в расположение противника, танкисты завязали бой. Гитлеровцы отошли. Однако машина отважных воинов подорвалась на мине, их контузило. В таком состоянии экипаж в течение трех ночей восстанавливал свою машину. Потом Логинов, Котов и Юденко на глазах у врага, отстреливаясь, вывели танк на одной гусенице в расположение своих подразделений.

Умело и бесстрашно решали боевые задачи на Невском “пятачке” командиры-танкисты В. С. Колибердин, И. М. Голушко, М. Ф. Фалько, М. Д. Кононов, Н. И. Лобанов, В. Т. Волошин, Н. А. Опришко, П. Ф. Смирнов, И. Н. Усанов, М. В. Соколов, В. П. Воронин, Л. С. Кайман, Т. Г. Шмара, сержанты Н. С. Семенов, Л. М. Еропкин, И. К. Репкин, И. П. Аверин, Н. П. Москалев и многие другие.

Смертью храбрых пали в тех боях с врагом командир танкового батальона Д. Г. Беспрозванов, комиссар батальона Н. И. Приезжев, политрук роты М. Г. Полуэктов, воентехники К. А. Янов, М. Зайцев, Ф. Андреев, С. Гречишников, Г. М. Белов.

В ноябрьских боях сорок первого года за освобождение Ленинграда от блокады в составе 55-й армии героически сражался 84-й отдельный танковый батальон майора К. П. Ушакова. Особенно ожесточенными были схватки с врагом на подступах к поселку Ивановское, прикрывавшему дорогу к Синявину и Мге. Здесь, решая боевую задачу, погиб прекрасный комбат Константин Ушаков, любимец ленинградских танкистов. Командование присвоило его имя батальону, который он сформировал, обучил и водил в дерзкие атаки.

В середине октября 1941 года немецко-фашистские войска развернули наступление на тихвинском направлении. Они замышляли прорваться через Волхов к Ладожскому озеру, соединиться с финской армией и полностью блокировать Ленинград. Оборонявшиеся советские войска оказали наступавшему противнику упорное сопротивление. Только ценой огромных потерь в боях, длившихся почти месяц, врагу удалось захватить Тихвин.

Для разгрома тихвинской и волховской группировок врага были сосредоточены три наши армии: 52-я—генерала Н. К. Клыкова, 4-я—генерала К. А. Мерецкова и 54-я—генерала И. И. Федюнинского. Они были усилены четырьмя дивизиями Ленинградского фронта, стрелковой и танковой дивизиями из резерва Северо-Западного фронта. Командовать этой группой Ставка поручила генералу армии К. А. Мерецкову.

Тихвинская группа включала 46-ю танковую бригаду генерала В. А. Копцова, 16-ю танковую бригаду полковника И. Н. Барышникова, 122-ю танковую бригаду полковника Л. А. Давыдова, а также два прибывших отдельных батальона тяжелых танков. Автобронетанковыми войсками командовал генерал Н. А. Болотников.

26 ноября началось наступление наших войск, поддержанное авиацией. 9 декабря штурмом был взят Тихвин. Преследуя врага, части Красной Армии к концу декабря отбросили его на исходный рубеж, откуда 16 октября он начинал наступление на Тихвин.

Паши танковые части непосредственно поддерживали пехоту, усиливали ее ударную мощь, способствовали темпу наступления на всех этапах операции. Многие танкисты показали образцы героизма и боевого мастерства.

В числе первых восьми частей Северо-Западного направления, удостоенных звания гвардейских и награжденных орденами Красного Знамени, была 46-я танковая бригада. Подвиги одиннадцати храбрейших воинов Тихвинской операции Родина отметила Золотой Звездой. Среди них—четыре танкиста из 46-го полка: командир взвода младший лейтенант В. М. Зайцев, политрук роты М. К. Кузьмин, начальник штаба батальона М. Е. Пятикоп, стрелок-радист младший сержант А. И. Ращупкин.

В конце 1941 года войска Ленинградского и Волховского фронтов по указанию Ставки подготовили очередной удар с задачей срезать мгинский выступ, т. е. уничтожить части противника, прорвавшиеся к Ладожскому озеру через Мгу, и восстановить связь Ленинграда со страной по суше.

55-я армия, перешедшая в наступление 20 декабря, должна была овладеть поселком Красный Бор и станцией Ульяновка, а затем продвигаться на Тосно, навстречу войскам, пробивавшимся к Ленинграду с востока. Здесь благодаря тесному взаимодействию успешно преодолевали сопротивление противника 942-й стрелковый полк и 86-й отдельный танковый батальон.

Большой урон врагу нанесли танкисты и 125-го полка. Командир полка майор П. Д. Дроздов, военком батальонный комиссар А. П. Шишкин и начальник штаба майор В. Ф. Абрамов личным примером воодушевляли танковые экипажи на успешное решение боевых задач. Вместе со стрелками полк вышел на северную окраину Красного Бора. А потом обстановка усложнилась. Противник подтянул сильные резервы, и наши войска перешли к обороне.

Подводя итоги минувшего года, следует подчеркнуть, что он был самым трагическим, но и не менее героическим периодом Великой Отечественной войны. Думается, что именно в событиях тех дней надо искать ключ к перелому в войне, к нашим славным победам. На горьких путях отступления, в арьергардных боях зрела наша решимость бороться не на жизнь, а на смерть, исчезли остатки благодушия. Мы поняли, как был силен и жесток напавший на нас враг. В наших сердцах родилась та ненависть, которую могла утолить лишь победа. В общей борьбе нашей армии на советско-германском фронте героическая битва за Ленинград, оттянувшая до 20 процентов фашистских войск, занимала важное место.

В ходе сражений с противником на дальних и ближних подступах к Ленинграду войска фронта, в том числе танковые, приобрели богатый опыт. Боевые машины использовались не массами, а мелкими группами для борьбы с вражескими танками из засад и для непосредственной поддержки пехоты в контратаках и контрударах.

Это было характерным для того периода войны, так как мы еще не располагали достаточным количеством техники. Но на других фронтах уже просматривался гной способ применения бронетанковых сил — частями и соединениями на одном участке и на большую глубину для обхода и охвата фашистских войск, их окружения и уничтожения рассекающими ударами. Ленинградские танкисты изучали этот опыт, чтобы использовать его в будущих операциях.

Всех нас особенно радовала и вдохновляла великая победа Красной Армии над фашистскими захватчиками под Москвой. Она развеяла миф о непобедимости гитлеровских войск. Мы с огромным интересом изучали опыт массированного применения пехоты, танков и артиллерии на Западном, Калининском и Юго-Западном фронтах, выполнявших основную задачу в историческом контрнаступлении нашей доблестной армии. Победе под Москвой способствовала и Тихвинская наступательная операция.

По указанию Ставки в начале 1942 года 124-я бригада полковника А. Г. Родина была передана 54-й армии генерала И. И. Федюнинского, наступавшей в сторону Любани навстречу 2-й ударной армии генерала Н. К. Клыкова. Бригада сыграла важную роль на подступах к Погостью. Примечательно, что она перешла с

Ленинградского на Волховский фрокт по льду Ладожского озера, совершив уникальный маневр.

Пришло лето 1942 года. В то время я командовал автобронетанковыми войсками 54-й армии. Забот было много. Вместе с работниками штаба и инженерно-технической службы часто выезжал на передовую. Обстановка требовала оперативно решать вопросы комплектования, боевого применения танковых частей и подразделений. В начале июня находился в 122-й танковой бригаде в районе Погостья. Оттуда меня срочно вызвали на командный пункт армии. Генерал И. И. Федюнинский протянул мне шифровку. В ней предписывалось немедленно вылететь в Ленинград в связи с назначением командующим автобронетанковыми войсками Ленфронта. Тепло простившись с командармом и сослуживцами, я отправился к новому месту службы.

Первый разговор состоялся с начальником штаба фронта генералом Д. Н. Гусевым. Он встретил приветливо и обстоятельно объяснил, с чего надо начинать. Дел было много: сколачивать танковые части, учить воинов действиям в обороне и в наступлении на большую глубину. В Красной Армии уже имелись образцы глубоких рейдов танковых войск. Их следовало изучить и использовать в подготовке танкистов. Я понял, что под Ленинградом назревают важные события.

Затем состоялась беседа с членом Военного совета фронта генералом Т. Ф. Штыковым.

Секретарь обкома партии Терентий Фомич Штыков давно уже снискал славу чуткого товарища, умеющего располагать к себе людей, глубоко вникать в суть дела. У него мы учились принципиальности, настойчивости и требовательности. Зимой 1942 года под руководством Алексея Николаевича Косыгина он вел большую работу но доставке в Ленинград продовольствия. Он же ведал и вопросами танкового производства, часто бывал в частях, хорошо знал командиров, жизнь и быт танкистов.

Терентий Фомич обратил внимание на подготовку кадров. В прошлых боях танковые бригады и батальоны понесли немалые потери. Рекомендовал поискать танкистов в частях других родов войск, предложил создать фронтовой учебный центр и наладить ускоренную подготовку для танковых войск средних командиров, сержантов и солдат из бывших механизаторов, трактористов, автомобилистов.

Очень подробно обсуждались во время беседы вопросы эвакуации танков с поля боя, их восстановления,

увеличения количества боевых машин в частях. Следовало усилить связь с танкостроителями и заводами-смежниками, разыскать все, что еще не использовано из ранее изготовленных танковых узлов и агрегатов, привлечь предприятия для ремонта и восстановления техники.

В заключение нашей беседы Терентий Фомич сказал, что танковый парк фронта будет расти: с Большой земли по Ладоге уже поступает новая техника. Формирование танковых подразделений, их обучение и подготовка к боевым действиям — главная и постоянная забота управления автобронетанковыми войсками. С такими напутствиями я приступил к работе.

В тот момент на Ленинградском фронте не было сильных боев с врагом. Но Военный совет не исключал возможности новых попыток гитлеровцев овладеть городом. Поэтому велась усиленная разведка, продолжалось совершенствование оборонительных рубежей. Наряду с этим войска готовились к наступательным действиям.

Ставка постоянно уделяла внимание Ленинградскому фронту. Летом он получил с Большой земли 202 танка Т-34 и Т-60. К июлю бронетанковые войска фронта имели четыре бригады: 1-ю, 61-ю, 152-ю и 220-ю, два тяжелых полка прорыва—31-й и 46-й и три отдельных батальона—86-й, 118-й и 287-й. Кроме того, были фронтовые учебные части: 12-й танковый полк и курсы подготовки младших лейтенантов — командиров танков. Свыше 420 танков насчитывалось в боевом составе и около 40 — в учебных частях.

Благодаря мерам, принятым Военным советом фронта, в танковые подразделения приходили хорошо подготовленные люди. В учебный полк подбирались технически грамотные солдаты и командиры из подразделений других родов оружия, специалисты — на ленинградских предприятиях. Многие возвращались к нам после излечения в госпиталях. Надо было находить возможность быстро восстанавливать их силы. А обеспечить людей хотя бы нормальным питанием в блокированном городе было сложнейшей проблемой.

От учебного полка требовали гибко реагировать на запросы фронта. Задача трудная, особенно из-за того, что части имели на вооружении танки различных выпусков. Но справлялись и с этим. Из фронтовой кузницы кадров шли под Ленинград и на другие фронты хорошо обученные, воспитанные в духе беспредельной преданности Родине и Коммунистической партии танкисты. Многие питомцы учебного полка прославились в боях и удостоились высоких наград.

Самого глубокого уважения заслуживают командиры-фронтовики, служившие в учебном полку. Они сумели в короткий срок создать необходимую базу и наладить подготовку танкистов, соответствовавшую требованиям войны. Хорошими организаторами и воспитателями зарекомендовали себя командиры В. Л. Проценко, В. И. Михеев, П. С. Житнев, П. Д. Дроздов, М. В. Маточкин, М. И. Иванов, М. И. Прокошин, В. М. Постригань, Б. А. Гинзбург, В. А. Гнедин, В. В. Смирнов, Н. Ф. Фирсов, М. И. Нивин, В. А. Березов, В. Г. Москальченко, Н. С. Соловей, И. Я. Нун, В. Т. Домосилецкий и многие другие. Это при их активном участии в учебном полку немало делалось для обобщения и распространения боевого опыта танкистов, был издан сборник “Танки в бою”.

Приближался 1943 год. Обстановка на фронтах стала более благоприятной для нашей армии. Стратегическая инициатива переходила к Красной Армии. Успешное контрнаступление советских войск зимой 1942 года под Сталинградом, наступательные операции на воронежском, курском и харьковском направлениях, на Северном Кавказе и в Донбассе вынудили гитлеровцев бросить в эти районы почти все свои стратегические резервы.

Чувствительные удары по врагу в 1942 году нанесли войска и Ленинградского фронтa. Они дважды пытались деблокировать город в январе—апреле на любанском направлении и в августе—сентябре — на синявинском. И хотя из-за недостатка сил задача не была решена, наши воины изматывали противника, заставлял его вводить в бой свежие дивизии и не позволяли создавать группировку для очередного штурма города.

В те дни, когда готовилось контрнаступление под Сталинградом, Ставка приказала командованию Ленинградского и Волховского фронтов впредь до особого распоряжения никаких частных операций не предпринимать, а готовить войска к прорыву блокады Ленинграда. В конце ноября Военный совет доложил Верховному Главнокомандованию свои соображения д боевых действиях на зимний период: подготовить и осуществить силами Ленинградского и Волховского фронтов прорыв блокады Ленинграда южнее Ладожского озера. Ставка утвердила представленные предложения, а директивой от 8 декабря определила конкретные задачи фронтам.

Идея операции состояла в том, чтобы встречными ударами двух фронтов—Ленинградского с запада и Волховского с востока — при поддержке авиации и артиллерии Краснознаменного Балтийского флота разгромить группировку фашистских войск на Шлиссельбургско-Синявинском выступе, прорвать вражеское кольцо н восстановить связь Ленинграда с центральными районами страны по суше. Координировать действия фронтов было поручено представителям Ставки маршалу К. Е. Ворошилову и генералу армии Г. К. Жукову. Операция получила кодовое название "Искра".

Командующий фронтом генерал Л. Л. Говоров, собрав нас, дал указания по подготовке операции. Он был немногословен. Сообщил, что приказано разгромить группировку противника в районе Липка — Гайтолово— Московская Дубровка — Шлиссельбург и развивать наступление на Синявино и Рабочий поселок 5. На подготовку операции давался месяц.

Значительная роль в предстоящих действиях отводилась танкистам. В 67-ю армию Ленинградского фронта включались: 61-я, 152-я и 220-я танковые бригады, 86-й и 118-й отдельные танковые батальоны. Во 2-ю ударную и 8-ю армии Волховского фронта — 16-я, 98-я, 122-я и 185-я танковые бригады, 32-й гвардейский тяжелый танковый полк прорыва, 25-й танковый полк, 107-й, 500-й, 501-й, 502-й, 503-й, 507-й отдельные танковые батальоны. Всего к боевым действиям привлекался 531 танк. Большая часть из них—легкие: Т-60, БТ-5, Т-26. Все бригады, полки и батальоны использовались для непосредственной поддержки пехоты.

Танковые части 67-й армии имели 222 машины. В первый эшелон предназначались 61-я бригада подполковника В. В. Хрустицкого, 86-й и 118-й отдельные батальоны, Они имели 140 легких танков и могли форсировать Неву без дополнительного усиления льда. 152-ю бригаду полковника П. Н. Пинчука, 220-ю бригаду полковника И. Б. Шпиллера, в которых было 82 средних и тяжелых танка, намечалось ввести в бой на второй день наступления, после того как войска первого эшелона захватят плацдарм на левом берегу Невы, а саперы укрепят лед. Плотность на 1 километр фронта прорыва составляла 21 танк.

На Волховском фронте 2-я ударная армия располагала 217-ю, а 8-я армия — 92 танками.

Весь декабрь сорок второго года ударные группировки фронтов тщательно готовились к наступлению.

Для войск 67-й армии на Неве, в районе колонии Овцыно, и на озерах в армейских тылах оборудовали специальные учебные поля. Здесь были воспроизведены основные элементы обороны противника. Стрелки и танкисты учились преодолевать их днем н ночью.

На Токсовском полигоне инженерные войска фронта создали целую полосу обороны, такую же примерно, какую предстояло прорывать. Тут, в условиях, максимально приближенных к боевым, проводились полковые учения с боевой стрельбой. Воины всех родов войск, длительное время стоявшие в обороне, приобретали навыки наступательных действий.

Все старшие танковые командиры примяли участие в военной игре, проведенной командующим фронтом по теме “Прорыв общевойсковой армией подготовленной обороны противника с форсированием реки в зимних условиях”. Основой игры послужила реальная оперативно-тактическая обстановка в полосе действий 67-й армии.

В период подготовки к наступлению в частях и подразделениях особенно широко развернулась партийно-политическая работа. Командиры, политработники, коммунисты и комсомольские активисты рассказывали воинам о победах Красной Армии под Сталинградом и на других фронтах, о священном долге защитников Ленинграда прорвать вражескую блокаду. Среди танкистов активно вели политработу полковые комиссары В. И. Голиков, М. В. Сочугов, М. И. Лампусов, Ф. К. Румянцев, М. В. Постригань, П. С. Хватов, А. С. Кузнецов, И. П. Перевалов, А. И. Ланцет, В. В. Смирнов.

Неоценимую помощь армейским политработникам оказала Ленинградская партийная организация. Укрепились связи предприятий с частями. В этой тесной дружбе воины черпали новые духовные силы для победы над нрагом. Делегации заводских коллективов побывали почти во всех полках и бригадах. Теплые встречи с“ ними, материнские наказы работниц блокадного Ленинграда глубоко волновали бойцов и командиров. Бойцы клялись разгромить гитлеровских захватчиков.

Насколько высоким был патриотический и политический подъем в войсках, свидетельствует тот факт, "то за время подготовки и проведения операции “Искра” на Ленинградском и Волховском фронтах в ряды ленинской партии вступили 27 858 солдат, сержантов и офицеров.

<-- Назад
Дальше -->

Эта страница принадлежит сайту "РККА"