Оборона Моонзундских островов в 1941 году

Кандидат исторических наук полковник Ф. КРИНИЦЫН.

Как и в годы первой мировой войны, острова Моонзундского архипелага осенью 1941 года стали ареной ожесточенных боев, в которых балтийские моряки и воины сухопутных войск показали выдающиеся образцы стойкости, отваги и героизма.

Моонзундские острова привлекали внимание немецко-фашистского командования своим исключительно выгодным стратегическим положением. Они прикрывают входы в Финский и Рижский заливы, а следовательно, и морские подступы к крупнейшим политическим и промышленным центрам на северо-западе нашей страны — Ленинграду, Таллину, Риге, без овладения островами немецко-фашисткий флот не мог оказывать существенной помощи своим сухопутным войскам в наступательных операциях в Прибалтике. С другой стороны, эти острова являлись важной стратегической позицией Советского Союза на Балтийском море. Разнородные силы нашего Балтийского флота, базировавшиеся на острова, могли вести активные действия не только в средней, но и в южной части Балтийского морского театра. Так, в августе — сентябре 1941 года с аэродромов о. Сарема (Эзель) советская авиация нанесла первые бомбардировочные удары по столице фашистской Германии — Берлину.

В первые месяцы войны против Советского Союза гитлеровское командование не предпринимало активных действий по захвату Моонзундских островов и ограничивалось лишь налетами авиации, набегами кораблей и обстрелами наших береговых укреплений, постановкой минных заграждений в Ирбенском проливе, Соэла-Вяйне, на фарватерах Моонзунда. Но уже в середине августа в директиве № 33 "Дальнейшее ведение войны на Востоке" указывалось: "Желательно как можно скорее овладеть островами на Балтийском море...". Упорные оборонительные бои советских войск на таллинском направлении и решительные действия легких сил Краснознаменного Балтийского флота в Рижском заливе и в районе Моонзундского архипелага дали нам некоторый выигрыш времени для форсированного строительства береговых батарей и других оборонительных сооружений на островах, постановки минных заграждений в проливах, совершенствования организации обороны в целом.

Противодесантная оборона островов строилась путем создания узлов сопротивления и опорных пунктов на наиболее вероятных направлениях высадки десантов. Такими направлениями вначале считались юго-западное и западное побережье о.Сарема, западное и северное побережье о.Хиума. Начиная с серединыиюля, после того как гитлеровские войска вышли к Моонзунду со стороны материка, наше командование организовало работы по укреплению восточного побережья Саремы и Муху. К сожалению, времени для завершения противодесантной обороны на этом направлении практически не оставалось. Благодаря самоотверженному труду воинов гарнизонов к началу сентября на островах было сооружено более 260 дотов и дзотов, установлено около 24 тыс. мин и фугасов и более 140 км проволочных заграждений. Накануне боев за острова гарнизоны их состояли из частей и соединений 8-й армии и флота общей численностью 23663 человека. Острова Сарема и Муху оборонялись отдельной стрелковой бригадой, батальоном моряков, эстонским стрелковым батальоном, двумя инженерно-строительными батальонами и четырьмя отдельными ротами (всего 18615 человек); острова Хиума и Вормси — двумя стрелковыми и двумя инженерно-строительными батальонами и подразделениями погранотряда (всего 5048 человек).

Защитники островов располагали 142 орудиями береговой, полевой и зенитной артиллерии, 60 минометами, 795 пулеметами. Береговая артиллерия состояла из 17 батарей (всего 54 орудия калибром от 100 до 180 мм). Для отражения десанта имелось восемь торпедных катеров и 12 самолетов-истребителей. И все же всего этого было недостаточно для долговременной и стойкой обороны, если учесть большую площадь островов, которые предстояло оборонять, и протяженность их побережья. К тому же, как мы видим, подвижных частей (танковых и артиллерийских) в составе гарнизонов вообще не имелось. Однако, несмотря на указанные недостатки и трудности, защитники островов были полны решимости сражаться за каждую пядь земли. Руководство нашей обороной было возложено на коменданта береговой обороны Балтийского района генерала А.Б. Елисеева, военным комиссаром этого района являлся дивизионный комиссар Г.Ф. Зайцев.

Оборона Моонзундских островов в сентябре-октябре 1941 года

После оставления советскими войсками Таллина и ухода отряда легких сил флота из Моонзунда обстановка в районе архипелага резко изменилась в пользу противника. Острова оказались в глубоком тылу вражеских войск.

В начале сентября немецко-фашистское командование приступило к форсированной подготовке операции по захвату островов, для чего оно выделило крупные наземные, морские и воздушные силы, а также многочисленные десантные средства (до 350 различных судов: 26 десантных паромов типа "Зибель", 182 штурмовых бота, 140 катеров). Сухопутные войска противника состояли из трех пехотных дивизий, две из которых непосредственно высаживались на острова, а третья охраняла побережье и находилась в резерве, двух саперных и одного понтонного полка, финского батальона, артиллерийской группы поддержки, воздушные — имели 60 самолетов. Морские силы для высадки десанта и поддержки его на берегу располагали флотилией миноносцев, двумя флотилиями торпедных катеров, двумя флотилиями тральщиков, флотилией охотников за подводными лодками, семью плавучими батареями, сосредоточенными в портах Либава, Рига, Пярну. Кроме того, в демонстративных действиях накануне десанта (операция "Северный ветер") участвовали финские корабли, в том числе два броненосца береговой обороны.

8 сентября после продолжительного артиллерийского обстрела немецко-фашистские войска начали высадку на о.Вормси. Гарнизон острова, состоявший из двух неполных рот и усиленный подкреплениями с Хиумы, трое суток успешно отражал натиск превосходящих сил врага. Лишь после того, как были полностью исчерпаны все возможности обороны, остатки героического гарнизона отошли на о.Хиума.

Захватив о.Вормси, а также Кессулайд, где оборонялись всего 16 наших бойцов, немецко-фашистское командование начало высадку на о.Муху. В течение 11—13 сентября вражеская артиллерия и авиация наносили удары по оборонительным сооружениям на острове, выпустив до 15 тыс. снарядов и сбросив около 3000 бомб. Одновременно противник провел демонстрацию высадки десанта у полуострова Сырве, чтобы отвлечь внимание защитников от главного направления высадки. 13 сентября к заливу Лыу подошло крупное соединение немецких кораблей и десантных судов с войсками. Своими действиями здесь противник пытался оттянуть наши силы с острова Муху накануне высадки десанта. Но наши торпедные катера под командованием капитан-лейтенанта С.А. Осипова, береговая артиллерия и самолеты-истребители заставили гитлеровцев поспешно оставить район залива Лыу и уйти в западном направлении. При этом было потоплено три немецких транспорта. Замысел вражеского командования по расчленению сил обороны был сорван.

На следующее утро вражеские войска высадились на о.Муху в двух пунктах — у Куйвастэ и Каластэ. Гарнизон острова, состоявший из двух стрелковых батальонов 79-го стрелкового полка и двух неполных инженерно-строительных рот, оказал упорное сопротивление, в результате десант у Каластэ был почти полностью уничтожен. У Куйввстэ немцы закрепились и, перебросив сюда в течение дня более четырех батальонов, перешли в наступление.

Утром того же дня противник предпринял еще одну попытку демонстрации высадки десанта — на этот раз на о.Сарема, на его юго-восточное побережье, в бухту Кейгуста. Он направил сюда большие силы, свыше 40 судов, в том числе миноносцы, тральщики, сторожевые суда, плавучие батареи. В то вреля как отряд кораблей начал обстрел о.Абрука и порта Курессаре, остальные силы направились к Кейгусте для демонстративной высадки десанта. В том и другом районах гитлеровцы получили отпор. Метким огнем береговых батарей с о.Абрука, из района Кейгусты и полуострова Кюбассаре были потоплены 12 катеров и два траулера, до двух десятков других судов получили повреждения, а уцелевшие поспешили удалиться.

Одновременно с демонстрацией высадки морского десанта гитлеровцы дважды предпринимали выброску воздушного десанта на полуостров Кюбассаре, но они были уничтожены личным составом береговой батареи № 43. В дальнейшем, когда враг вторгся на остров Сарема, воины батареи вновь показали образцы отваги и героизма. Оказавшись в полном окружении, они дрались до последнего снаряда, а затем, приведя в негодность материальную часть, с боем прорвались из окружения.

Это была поистине героическая батарея. Ее командир старший лейтенант В.Г. Букоткин, будучи раненным (одиннадцать осколочных ранений), продолжал командовать батареей, пока не потерял сознание. Впоследствии, не оправившись еще от ранений, он снова командовал береговой батареей на полуострове Сырве. Комиссар батареи старший политрук Г.А. Карпенко руководил отрядом, уничтожавшим воздушные десанты. Затем он возглавил прорыв из вражеского окружения. Помощник командира лейтенант А.П. Смирнов, управляя корректировочными постами, в ответственный момент боя вызвал огонь батареи на себя. Отважно сражались в этих боях лейтенант И.С. Мельниченко, младший лейтенант А.3. Кухарь, младшие сержанты Герасимов и Логунов, краснофлотцы Демин, Байсулитов и многие другие.

При отражении вражеских десантов гарнизон Муху отстаивал буквально каждую пядь земли. На помощь ему с острова Саремы подошел отряд добровольцев под командованием начальника штаба Балтийского оборонительного района подполковника А.И. Охтинского. Бои на острове продолжались трое суток, оборонявшиеся части понесли большие потери и 17 сентября по приказу командования отошли по Ориссарской дамбе на Сарему, после чего взорвали ее.

Гитлеровцы начали наступление по разрушенной дамбе и через пролив Вяйке-Вяйн. Пользуясь многократным численным превосходством, им удалось оттеснить наши войска с ориссарской позиции и продвинуться на юг, к полуострову Кюбассаре, и на северо-запад, в сторону Триги. До 23 сентября шли упорные бои на разных рубежах. Непрерывные шестидневные бои значительно ослабили наши войска. 23 сентября они отошли на подготовленный рубеж Салме, залив Лыу, у полуострова Сырве. Здесь была создана оборона глубиной до 4 км, вырыт противотанковый ров, поставлены надолбы, построено 37 дзотов. На вооружении наших подразделений имелось 137 пулеметов, 32 полевые пушки и минометы.

Этот рубеж наши войска удерживали до 30 сентября. Враг бросал в атаки крупные силы наземных войск и авиацию, но сломить мужественное сопротивление советских воинов так и не смог. 27 и 29 сентября для обстрела рубежа обороны он привлек силы флота — крейсера типа "Кельн" и миноносцы. Ответный огонь наших береговых батарей, а также атаки торпедных катеров принудили вражеские корабли отойти на запад. Однако оборонять рубеж становилось все труднее из-за больших потерь в личном составе и разрушений укреплений. Наше командование решило 30 сентября отвести войска на линию Каймари, Рахусте (центральная часть полуострова Сырве). Это был последний рубеж обороны на острове Сарема, который удерживался нашими войсками до 5 октября.

К этому времени их ряды еще больше поредели, в строю оставалось около 1500 человек со слабым вооружением и незначительным количеством боеприпасов. Оборудованных рубежей обороны на полуострове больше не было. Поэтому командование Балтийского оборонительного района в соответствии с указанием военного совета флота приняло решение оставить полуостров Сырве. Его защитники отошли к мысу Церель и оттуда на торпедных катерах и мотоботах стали эвакуироваться на остров Хиума. Но большую часть воинов переправить не удалось, так как плавсредства, высланные за ними, из-за штормовой погоды и сильного противодействия врага не смогли достигнуть полуострова Сырве. 4 октября в Москве была принята радиограмма открытым текстом: "Радиовахту закрываю, иду в бой, в последний бой". На вопрос принимавшего радиста, каково положение на острове, последовало: "Прощайте, прощайте..." В 16 ч. 10 м. связь с героическими защитниками острова Сарема прервалась.

Противник развернул подготовку к захвату Хиумы еще в ходе боев за острова Муху и Сарема. Он сосредоточивал войска на северном берегу Саремы, а также в Рохукюла и на острове Вормси; его авиация и артиллерия наносили систематические удары по береговым батареям, оборонительным сооружениям и боевым порядкам наших войск на острове Хиума.

Гарнизон острова под командованием полковника А.С. Константинова и военкома полкового комиссара М.С. Биленко делал все возможное, чтобы укрепить оборону. Были созданы новые оборонительные рубежи. Однако, сил и средств в распоряжении оборонявшихся было явно недостаточно.

12 октября противник при поддержке артиллерии и авиации произвел высадку войск на остров. Как свидетельствует "Отчет об использовании десантных судов на остров Даго", подписанный майором Бройнингом 20 октября 1941 года и находящийся в трофейных документах, гитлеровцы для распыления сил советского гарнизона применили демонстративные действия в разных пунктах, а высадку планировали в двух районах. Здесь им удалось закрепиться. Отсюда они провели наступление в глубь острова. Немногочисленный гарнизон Хиумы оказывал мужественное сопротивление. Ярким примером могут служить действия береговой батареи № 44 под командованием старшего лейтенанта М.А. Катаева. Она оказалась окруженной вражеским десантом. Гитлеровцы многократно пытались ее атаковать, но каждый раз откатывались, неся большие потери. Бой в окружении продолжался целый день. Были израсходованы почти все снаряды. С наступлением темноты, взорвав орудия, личный состав батареи штыками и гранатами расчистил себе путь на север. В артиллерийском погребе, где находился остаток боеприпасов, добровольно остался сержант комсомолец Е.Ф. Попов. Когда гитлеровцы подошли к батарее, он закрыл за собой люк и взорвал погреб. Прорвавшиеся артиллеристы вышли в район полуострова Тахкуна, куда отходили наши части, и приняли участие в последующих боях.

13 октября было получено приказание командования эвакуировать личный состав гарнизона Хиумы на остров Ханко и остров Осмуссар. На другой день вечером началась эвакуация. До 22 октября успели вывезти 570 человек. Оставшаяся на острове часть гарнизона продолжала героически сражаться с врагом и должна была покинуть его на катерах, присланных из Ханко. Однако вышедшие оттуда 22 октября катера так и не смогли прорваться. Советские воины, оставшиеся на острове, не сдались врагу. Верные своей Родине, они до конца бились с гитлеровскими захватчиками. Об этом красноречиво свидетельствует письмо — клятва группы последних защитников острова. В ней говорилось:

"Товарищи краснофлотцы! Мы, моряки Балтийского флота, находящиеся на острове Даго, в этот грозный час клянемся нашему правительству и партии, что мы лучше все погибнем до единого, чем сдадим наш остров. Мы докажем всему миру, что советские моряки умеют умирать с честью, выполнив свой долг перед Родиной. Прощайте, товарищи. Мстите фашистским извергам за нашу смерть.

По поручению подписали Курочкии, Орлов, Конкин".

Полтора месяца сравнительно небольшой гарнизон Моонзундских островов сражался в глубоком вражеском тылу. В самые напряженные дни обороны Ленинграда он отвлек на себя две дивизии противника с частями усиления и значительные силы авиации и флота, в жестоких боях нанеся противнику большие потери в людях и боевой технике.

Источник: "Военно-исторический журнал"

Эта страница принадлежит сайту "РККА"