Отвод 5-й армии на линию укрепленных районов на старой государственной границе 2—8 июля

Войска 5-й армии в период с 2 по 5 июля форсированными маршами отходили на реку Случь, разрушая за собой мосты и устраивая заграждения на дорогах.

15-й и 31-й стрелковые корпуса, оторвавшись от противника и двигаясь под прикрытием арьергардов, прошли промежуточные рубежи в указанные для них сроки: первый рубеж — река Стырь, Матвейки, Клевань — 3 июля; второй рубеж — река Горынь, Космачев, Костополь — 4 июля.

5 июля войска этих корпусов, переправившись на правый берег реки Случь, вышли в свои полосы обороны: 15-й стрелковый корпус — на рубеж Бережки, Быстриче; 200-я стрелковая дивизия 31-го корпуса сосредоточилась в лесу восточное Березьне, 193-я — в лесу восточнее Людвиполя. Корпус должен был продолжать марш для занятия рубежа (иск.) Быстриче, Городница, Корец и далее к югу, протянув свой левый фланг по реке Корчик от Кореца до Щитни, с тем чтобы прикрыть новоград-волынское направление с запада.

Арьергарды обоих корпусов следовали за главными силами па удалении 5—7 км, не имея соприкосновения с частями противника, отставшими от них на 20—25 км.

В то время как войска правого крыла 5-й армии (15-го и 31-го корпусов) совершали планомерный отход под прикрытием арьергардов, левофланговые 9-й и 19-й мехкорпуса вели тяжелые сдерживающие бои с превосходящими силами ударной группировки противника, стремившейся прорваться на оперативный простор и осуществить стремительный рейд на Киев.

9-й мехкорпус, прикрывавший отход основных сил 5-й армии с юга, до 4 июля был скован боями в районе Цумань, Клевань, Александрия, отражая сильные атаки 25-й мотодивизии, мотодивизии СС “Адольф Гитлер”, 99-й и 298-й пехотных дивизий. В ночь на 5 июля части 9-го мехкорпуса, оторвавшись от противника, совершили отход за реку Случь.

19-й мехкорпус с 1-й противотанковой бригадой и отходившей в его полосе 228-й стрелковой дивизией, прикрывая новоград-волынское направление, в период с 29 июня по 3 июля вел тяжелые бои с 3-м мотокорпусом противника на рубеже реки Горынь, занимая своей 40-й танковой дивизией участок Тучин, Воскодавы, (иск.) Гоща и 43-й танковой дивизией участок Гоща, Вельбовно.

29 июня по решению командира 19-го мехкорпуса части корпуса предприняли контратаку, в ходе которой, переправившись на западный берег реки Гоща, отбросили части 3-го мотокорпуса противника на 5—8 км и овладели: 40-я танковая дивизия — Бол. Житень (8 км вост. Ровно), 43-я танковая дивизия — Черные Лозы, Толмахув, Бабин, Бугринь, Стадники, станция Оженин.

При этом было уничтожено до полутора полков мотопехоты, 26 танков и бронемашин и 15 орудий противника, но и части 19-го мехкорпуса понесли значительные потери. К 1 июля под натиском превосходящих сил 3-го мотокорпуса части 19-го мехкорпуса отошли на правый берег реки Горынь, где отражали атаки противника до 3 июля. В ночь на 4 июля противнику удалось захватить плацдарм в полосе 43-й танковой дивизии в районе Агаповка, Завизов, с которого он в 7 часов 4 июля после сильной артподготовки и ударов авиации перешел в наступление силами 13-й танковой дивизии в направлении Бугрынь, Крылув. Во второй половине дня 4 июля перешла в наступление и 14-я танковая дивизия, форсировав реку Горынь в районе Горыньград, Воскодавы, обходя Гощу с севера.

На левом фланге 19-го мехкорпуса мотопехота и танки противника также нанесли 4 июля удар в направлении Лисичи, Аннополь, угрожая выходом в тыл 43-й танковой дивизии. Контратакой сводного танкового полка 43-й танковой дивизии в составе 40 танков фланговый удар противника был отражен, что позволило дивизии оторваться от противника и начать отход.

Понеся большие потери, 19-й мехкорпус по приказу командарма с вечера 4 июля начал отход на реку Корчик, в процессе которого его частям приходилось неоднократно прорываться через заслоны противника, выброшенные им в тыл на пути отхода наших войск.

К 21 часу 4 июля 19-й мехкорпус с тяжелыми боями отошел на рубеж Корец, Берездов, который удерживал до утра 5 июля, после чего под ударами 3-го мотокорпуса отошел на рубеж Красиловка, Дедовичи, Кошелев, Ярунь, где вновь подвергся сильным атакам танков и мотопехоты 3-го моторизованного корпуса противника, и вынужден был к исходу 5 июля отойти на западную окраину Новограда-Волынского и там временно закрепился.

Резервы 5-й армии, 22-й мехкорпус и 27-й стрелковый корпус, отходившие в полосе 31-го стрелкового корпуса, утром 5 июля прошли линию Рокитное, Боровица, Городница, следуя в свои районы сосредоточения: 22-й мех-корпус — Соловьи, Яблоновка, Чигири (5—8 км сев. Коростени), 27-й стрелковый корпус — Эмильчино.

Возвращенная только 4 июля в состав 5-й армии из резерва фронта 195-я стрелковая дивизия по решению командарма ночными форсированными переходами двигалась на левый фланг армии для занятия обороны в Новоград-Волынском УРе. К исходу 5 июля 195-я дивизия вышла в район Эмильчино.

Отвод войск 5-й армии происходил под непрерывным воздействием авиации противника, наносившей удары с малых высот.

В особо трудных условиях совершал марши 31-й стрелковый корпус. Испытывая острую нехватку мехтранспорта и потеряв от налетов вражеской авиации большую часть конского состава, он не мог вывести всю свою матчасть и подвозить продовольствие. В 193-й стрелковой дивизии по этой причине при отходе было уничтожено некоторое количество орудий и минометов, а личный состав двое суток не получал хлеба [55]. Не меньшие трудности испытывали и войска противника, двигавшиеся вслед за 15-м и 31-м стрелковыми корпусами 5-й армии, будучи вынужденными совершать изнурительные марши по труднодоступной местности Полесья и преодолевать при этом заграждения и разрушения, устроенные советскими войсками на путях отхода.

Как докладывал командир 17-го армейского корпуса командующему 6-й немецкой армией, “невероятные” дороги, трудности подвоза снабжения, износ автотранспорта и падеж конского состава грозили серьезно подорвать боеспособность его корпуса” [56]. Учитывая трудности движения через Полесье, командиру 17-го армейского корпуса было приказано обойти лесисто-болотистый район между рекой Случь и Коростенью с юга и двигаться вслед за 29-м армейским корпусом. И только после прохождения Новограда-Волынского повернуть на Коростень, то есть на север. Задача же по форсированию реки Случь на фронте от Дубровицы до Городницы и продвижению строго на восток возлагалась на отряды прочесывания.

Сосед справа — войска 4-й армии Западного фронта, отходя под ударами 2-й танковой группы и 2-й армии противника, оставили Минск, Пинск и Бобруйск и вели тяжелые бои на реке Березина. 3-й и 4-й танковым дивизиям противника удалось форсировать Березину в районах Свислочи и Бoбpyйcкa и передовыми отрядами выйти к реке Днепр у Быхова и Рогачева. Между смежными флангами 4-й армии Западного и 5-й армии Юго-Западного фронтов образовался никем не занятый разрыв шириной до 100 км.

Сосед слева — войска 6-й и 26-й армий ЮЗФ в связи с прорывом 48-го мотокорпуса противника в направлении Шепетовка, Бердичев и обозначившейся угрозой прорыва вновь введенного 14-го мотокорпуса противника в стык 26-й и 12-й армий на проскуровском направлении находились в очень тяжелом положении.

Прибывший с Южного фронта и брошенный для закрытия бреши на шепетовском направлении 7-й стрелковый корпус генерала Добросердова вместе с примкнувшими к нему 109-й мотодивизией 5-го мехкорпуса из убывшей на Западный фронт 16-й армии и остатками 213-й мотодивизии 19-го мехкорпуса не смог задержать танковые соединения противника на реке Горынь и с тяжелыми боями разрозненными частями отходил частично к юго-востоку на Изяславский УР и частично к востоку на южный фас Новоград-Волынского УРа.

В целом оперативное положение Юго-Западного фронта к 5 июля 1941 г. было неустойчивым. Его войска, понесшие в ходе двухнедельных непрерывных боев тяжелые потери, были ослаблены, измотаны и, отходя к старым укрепленным районам, с трудом отражали удары противника, продолжавшего удерживать в своих руках инициативу в действиях.

3-й и 48-й моторизованные корпуса противника, прорвавшись к Новоград-Волынскому УРу, образовали глубокую (до 70 км) и широкую (до 85 км) “вмятину” на центральном участке ЮЗФ. Этому танковому тарану противостояли малочисленный гарнизон УРа и отошедшие к нему разрозненные части полевых войск. Нависла реальная угроза оперативного прорыва подвижных войск противника как на восток в житомирско-киевском направлении, так и на юг в винницком направлении — в тыл основным силам ЮЗФ. А для прикрытия этих направлений после убытия 16-й и 19-й армий из полосы фронта оперативных резервов в составе ЮЗФ не было.

На этом общем тяжелом фоне положение 5-й армии было более устойчивое, и она, оторвавшись от противника, без помех с его стороны приступила к занятию обороны по реке Случь. Лишь на левом фланге армии, на новоград-волынском направлении, танковые части противника, отбрасывая остатки 19-го мехкорпуса, прорвались на ближние подступы к Новограду-Волынскому. На это направление командарм спешно перебрасывал части 193-й, 135-й стрелковых дивизий, а также 195-ю стрелковую дивизию, возвращенную с опозданием из резерва ЮЗФ.

В этой обстановке во второй половине дня 5 июля 1941 г. в штабе 5-й армии (лес 20 км юго-вост. Олевска) была получена директива командующего войсками ЮЗФ от 3 июля [57], которая так определяла предстоящие задачи фронта и армии: “Ближайшая задача ЮЗФ отойти на рубеж река Случь, Славута, Ямполь, Гржималов, Чертков, Горденка, Снятый и упорно оборонять его до исхода 9 июля. На случай резкого изменения обстановки и вынужденного отхода армии фронта отходят на линию старых укрепленных районов (Коростенского, Новоград-Волынского, Остропольского, Летичевского).

5-й армии (15, 31, 27 ск, 22, 9 мк, 1, 5 птбр), не допуская прорыва противника в направлении Новограда-Волынского и прочно обеспечивая стык с 6-й армией отойти на рубеж Рудница, Белокоровичи, Сербы.

Имея главную группировку резервов на своем левом фланге (27 ск, 22 и 9 мк, 1 и 5 птбр), упорно оборонять Коростенский УР. Разгранлиния слева: станция Тетерев, станция Фонтанка, (иск.) Слободка, (иск.) Ровно.

6-й армии (7, 36, 37, 49 ск, 19 и 15 мк, 109 мд 5 кк, 3 птбр), не допуская прорыва противника в направлении Житомира и прочно обеспечивая стык с 26-й армией, отойти на рубеж Катериновка, Коростки.

Имея главную группировку резервов за центром своего расположения (49 ск, 19 и 15 мк, 109 мд 5 кк, 3 птбр), упорно оборонять Новоград-Волынский УР”.

Остальным армиям фронта были поставлены идентичные задачи: 26-й армии в случае резкого изменения обстановки отходить на Остропольский, а 12-й армии — на Летичевский УР и упорно их оборонять.

Новым в этой директиве было то, что с 5-й армии снималась ответственность за оборону Новоград-Волын-ского УРа, который вместе с отходившим на него 19-м мехкорпусом переподчинялся командующему 6-й армией, в связи с чем разгранлиния между 5-й и 6-й армиями передвигалась к северу от Новограда-Волынского на 12 км.

Директивой устанавливался конечный срок (до 9 июля) обороны 5-й армии на реке Случь, после чего ей предстояло отойти на рубеж Коростенского УРа.

Не совсем ясным было требование директивы о том, чтобы 5-я армия не допустила прорыва противника на новоград-волынском направлении, в то время как за оборону Новоград-Волынского УРа должна была отвечать-6-я армия. Но это требование директивы было истолковано в том смысле, что 5-я армия не должна допустить прорыва противника через свою полосу, то есть в обход Новоград-Волынского УРа с севера, для чего 5-й армии предписывалось иметь за своим левым флангом главную группировку резервов.

В силу того что директива штаба ЮЗФ была получена в 5-й и 6-й армиях с опозданием на двое суток, некоторые требования, указанные в ней, уже не отвечали сложившейся во второй половине дня 5 июля оперативной обстановке и не могли быть выполнены. Так, указанный в этой директиве рубеж, на который должны были отойти 6, 26 и 12-я армии (Славута, Ямполь, Гржималов, Чертков), был уже захвачен противником, и войска этих армий вели бои в 15—30 км восточнее его.

Правда, этой последней директивой исправлялся недостаток предыдущего решения командующего ЮЗФ, по которому разгранлинии между армиями не совпадали с фланговыми границами УРов, на которые эти армии должны были отойти, а резали их па части, в силу чего в полосу каждой армии попадал не целиком один УР, а отдельные сектора двух смежных УРов, что усложняло организацию управления и взаимодействия между полевыми войсками и гарнизонами УРов.

Однако передача Новоград-Волынского УРа в подчинение командующего 6-й армией, в условиях когда ее фронт уже был прорван на шепетовско-новомиропольском направлении и когда танковые соединения противника вышли к переднему краю Новоград-Волынского УРа, не была оправдана обстановкой и еще более усложнила тяжелое положение 6-й. армии.

Для 5-й армии теперь отпадала необходимость рокировки на новоград-волынское направление части сил 31-го стрелкового корпуса, как это было намечено командармом ранее.

До отхода на рубеж Коростенского УРа 5-й армии предстояло в период с 5 по 9 июля оборонять рубеж реки Случь, что потребовало от командующего армией уточнить свое решение, учитывая изменение задачи армии в соответствии с директивой штаба фронта.

Соединениям армии были поставлены следующие задачи [58].

15-му стрелковому корпусу (45, 62 сд) с 589-м гаубичным артполком РГК оборонять правый берег реки, Случь на рубеже Бережки, Быстрицы, особенно прочно прикрывая направления Сарны, Ракитное и Березьне Боровая. Разгранлиния: слева — станция Дровяной Пост, Голышин, Быстрицы.

31-му стрелковому корпусу (200 и 193 сд) оборонять правый берег реки Случь на фронте (иск.) Быстрицы, Городница, Могильно, имея основную группировку на левом фланге. Особо прочно прикрыть направление Городница, Эмильчино.

195-й стрелковой дивизии оборонять рубеж Мяколовичи, Тесновка, Чмель, Эмильчино, Сербы, то есть на левом фланге Коростенского УРа.

Резервы армии: 9-му мехкорпусу к исходу 7 июля сосредоточиться в районе Погореловка, клх. Визенталь (иск.) Ушомир. Подготовить: 1) противотанковый район клх. Визенталь, Боровица, Рудня Ушомирская; 2) отсечные позиции на левом берегу реки Уж на фронте Мощна Рудня, Могильно, седлая дорогу на Житомир фронтом на юг. Быть в готовности к нанесению удара в направлениях Новограда-Волынского и Житомира.

22-му мехкорпусу к исходу 6 июля сосредоточиться в районе Соловьи, Яблонец, Чигири. Подготовить: 1) противотанковый район в лесах Переймы, Багоницы, Чигири; 2) отсечные позиции по правому берегу реки Шелист на фронте Пашины, Васильковичи, Шемятнице, Луганы фронтом на восток и на север, перехватывая основные дороги. Быть в готовности к нанесению ударов в направлениях Народичей, Овруча, Белокоровичей.

135-й стрелковой дивизии к утру 7 июля сосредоточиться в районе Писки, Радгоща, Бондаревская Гута. Подготовить: 1) противотанковый район Бондаревская Гута, Писки, клх. Горщик; 2) отсечные позиции на левом берегу реки Крапивня на фронте Янушполь, (иск.) Мощна Рудня; 3) быть в готовности к нанесению ударов самостоятельно и совместно с 9-м мехкорпусом в направлении Новограда-Волынского.

87-ю стрелковую дивизию вывести для пополнения в район лесов севернее Игнатполя.

От командиров соединений второго эшелона армии (9, 22 мк, 135 сд) требовалось заблаговременно связаться с узлами обороны Коростенского УРа, а от всех командиров соединений и частей организовать инженерные работы, в процессе которых отрыть окопы полного профиля. После отхода последних частей за реку Случь уничтожить переправы, устроить завалы, заминировать и перекопать дороги, эскарпировать берега реки Случь в местах бродов. Подготовить промежуточные рубежи и отсечные позиции от реки Случь до переднего края Коростенского УРа. Установить строжайший порядок и охрану в войсковом тылу и на путях подвоза и эвакуации. Для проведения работ мобилизовать инструменты у местного населения. Работы первой очереди закончить к утру 8 июля.

Во всех полках и батальонах требовалось создать специальные команды истребителей танков из наиболее смелых людей, которых вооружить связками гранат, бутылками с горючей смесью, а командиров и бойцов за каждый уничтоженный танк представлять к наградам и отмечать в приказах.

В период с 5 по 6 июля активных действий в полосе 5-й армии не было. Войска, заняв оборону по правому берегу реки Случь на фронте Бережки, Могильно (12 км сев. Новограда-Волынского), который они должны были удерживать до 9 июля, совершенствовали ее в инженерном отношении, пополняли запасы и отдыхали после утомительных маршей. Соприкосновения с противником не было, и лишь утром 7 июля передовые и разведывательные отряды дивизий 17-го армейского корпуса противника, выйдя к реке Случь, пытались переправиться на правый берег в районах Сарны — 56-я пехотная, Березьне — 62-я пехотная, Быстрицы — 99-я легкая пехотная, Городницы — 298-я пехотная дивизии. Но эти попытки были отражены нашими войсками.

Южнее, на смежном участке, отошедшем 6-й армии, в районе Новограда-Волынского, обстановка в эти дни также резко обострилась.

19-й мехкорпус, обессиленный непрерывными боями с превосходящими силами 3-го моторизованного корпуса противника и потерявший большую часть личного состава, танков и артиллерии, не в силах был более отражать массированные атаки вражеских танков и мотопехоты, поддержанных авиацией и артиллерией, и в ночь на 6 июля был выведен из боя в район Марьяновка, Федоровка (15 км вост. Новограда-Волынского). Этот отход был осуществлен по решению командира 19-го мехкорпуса генерал-майора Фекленко, который, выйдя из подчинения командующего 5-й армией и не имея связи с командующим 6-й армией, получил санкцию на отход от представителя ВПУ ЮЗФ полковника Захватаева 1.

Утром 7 июля был получен приказ командующего фронтом начать в ночь на 8 июля отвод войск 5-й армии на Коростенский УР, который занять к 9 июля. Остальные армии к тому же времени должны быть отведены на линию Новоград-Волынского, Остропольского и Летичевского УРов. По замыслу Ставки в результате этого отвода за счет сокращения фронта обороны должны быть созданы фронтовые резервы.

1 Основанием для такого предположения является донесение представителя оперативного отдела штаба ЮЗФ полковника Захватаева от 4 июля 1941 г., в котором говорится: “Если обстановка усложнится, то Фекленко (19 мк) отойдет в направлении шоссе и расположится в Бронниках (15 км юго-вост. Новограда-Волынского), где составит ударную группу УРа (ЦАМО, ф. 229, oп. 161, д. 1070, л. 244).

Планируя отход на Коростенский УР, командующий и штаб 5-й армии располагали о нем следующими данными.

Коростенский УР занимал фронт Рудница, Белокоро-вичи, Белка, станция Фонтанка протяженностью 130 км, прикрывая Киевский УР с северо-запада.

В УРе имелось 439 долговременных сооружений, построенных в период 1931 —1934 гг., из них основная масса — 427 дотов были пулеметные и лишь 12 артиллерийские. Имелось также 14 КП и НП и одно убежище. В период 1938—1939 гг. были построены еще 14 артиллерийских дотов, но они не были вооружены. Большая часть дотов находилась на первой полосе, имевшей глубину от 1,5 до 3 км, располагаясь в одну-две и лишь местами в три линии.

В это же время в районе Эмильчино, на удалении 25 км от первой полосы и впереди нее, был дополнительно построен узел обороны в целях прикрытия промежутка между Коростенским УРом и Новоград-Волынским УРом. Последний находился на уступе вперед, то есть несколько западнее и левее Коростенского УРа. Полевое оборудование Коростеиского УРа состояло из 20 тыс. погонных метров траншей и ходов сообщения, а также 120 км проволочных препятствий, но как первые, так и вторые пришли в негодность. Линии связи в основном были проложены над землей. Подземных линий связи было 88,6 км, что не хватало даже для обеспечения надежного управления в звене батальон — рота — дот.

Постоянный гарнизон УРа, содержавшийся перед войной по сокращенному штату, состоял из двух пулеметных батальонов и пяти взводов капонирпой артиллерии, но должен был на М—2 увеличить свой состав до шести пулеметных батальонов и одного запасного пульбата, что и было осуществлено к 1 июля 1941 г.

На вооружении УРа имелось 16 орудий 76-мм калибра, 919 станковых и 309 ручных пулеметов.

Основным недостатком Коростепского УРа являлось плохое оснащение артвооружелием, отсутствие противотанковых препятствий, необеспеченность системы управления.

В целом Коростенский УР мог усилить оборону полевых войск в противопехотном отношении, но был слаб в противотанковом отношении, хотя лесистая местность в полосе УРа затрудняла применение противником танков и авиации.

Во исполнение полученной задачи командарм принял решение [59]:

5-я армия, прикрываясь на реке Случь отрядами заграждения, своими главными силами отходит на Коростенский УР и занимает его для прочной обороны. Отход начать в ночь на 8 июля и закончить к утру 9 июля;

15-му стрелковому корпусу (45, 62 сд) отойти на рубеж Рудница, Белокоровичи, оборудовав полосу обеспечения с передним краем но линии Копище, хутор Майдан, Перга, Олевск;

31-му стрелковому корпусу (193, 195, 200 сд) отойти на рубеж (иск.) Белокоровичи, Эмильчино, клх. Дмитровка, имея 193-ю стрелковую дивизию во втором эшелоне в районе Симаковка, станция Яблонец, Кара-сивка, с задачей быть в готовности к контратакам в направлениях Эмильчино и Могилыю. Кроме того, 15-му и 31-му стрелковым корпусам были указаны промежуточные рубежи отхода и сроки их прохождения главными силами и удержания арьергардами;

пути, которые должны быть приведены в непроезжее состояние отрядами заграждения; передний край полосы обеспечения (глубиной 10—15 км); какие узлы обороны УРа переходят в подчинение командиров 15-го и 31-го стрелковых корпусов;

9-му мехкорпусу к исходу 7 июля сосредоточиться в районе Погореловка, клх. Визенталь, (иск.) Ушомир (15—20 км юго-зап. Коростени). Подготовить контратаки в направлениях Новограда-Волынского и Житомир;

22-му мехкорпусу оставаться в районе Соловьи, Яблоновка, Чигири (8—12 км сев. Коростени). Подготовить контратаки в направлениях Овруча и Белокоровичей;

армейскому резерву 135-й стрелковой дивизии оставаться в районе Писки, Радгоща, Бондаревская Гута, подготовить контратаку самостоятельно и совместно с 9-м мехкорпусом в направлении Новограда-Волынского;

87-й стрелковой дивизии, оставаясь в районе лесов севернее Игнатполя, приводить части в порядок и пополнять их.

Кроме того, командирам мехкорпусов и дивизий резерва было приказано подготовить противотанковые районы и отсечные позиции вблизи их мест расположения.

Всем командирам соединений и частей было приказано организовать инженерные работы, в ходе которых вырыть окопы полного профиля, установить строгий порядок и охрану в войсковом тылу и на путях отхода. Все государственное и военное имущество, а также конский состав вывезти из оставляемых районов. Требовалось во всех полках и батальонах создать команды истребителей танков, снабдив их связками гранат и бутылками с воспламеняющейся жидкостью.

Это решение к 15—16 часам 7 июля было доведено до командиров соединений, и они приступили к подготовке и организации отхода па линию Коростенского УРа. Но во второй половине дня 7 июля начальник оперативного отдела штаба ЮЗФ полковник И. X. Баграмян передал командующему 5:й армией еще одно очень важное приказание командующего фронтом о том, что он должен подчинить себе 19-й мехкорпус и 7-й стрелковый корпус и поставить им задачи, “руководствуясь теми целями, которые указаны армиям последней директивой”.

Необходимость подчинения этих корпусов командарму мотивировалась тем, что они, формально переданные в состав 6-й армии, не имели связи с ней. Поэтому, пока командующий 6-й армией генерал-майор Музыченко не возьмет управления этими корпусами в свои руки, пусть ими командует генерал-майор Потапов,

Несмотря на временный характер этого подчинения, оно тем не менее вновь возлагало на командующего 5-й армией ответственность за оборону северного сектора Новоград-Волынского УРа, но теперь в несравненно более трудных условиях, чем раньше, так как противник уже подошел вплотную к переднему краю УРа и вел бой за овладение им.

Связаться с командиром 19-го мехкорпуса генерал-майором Фекленко удалось быстро, так как этот корпус после вывода его из боя был сосредоточен в районе Марьяновка, Федоровка (15 км сев.-вост. Новограда-Волынского). Что же касается командира 7-го стрелкового корпуса генерал-майора Добросердова, то с ним не удалось связаться ни штабу 5-й армии, ни командиру 206-й стрелковой дивизии полковнику Горшкову. Эта дивизия, а также остатки 228-й стрелковой дивизии и 109-й мотодивизии из бывшей группы Лукина оказались в северном секторе Новоград-Волынского УРа.

В связи с получением дополнительной задачи по обороне Новоград-Волынского УРа командующий 5-й армией внес некоторые коррективы в отданный им ранее боевой приказ на отход и оборону Коростенского УРа.

Эти коррективы, отраженные в боевом приказе, отданном в 23 часа 7 июля, сводились к следующему [60].

22-й и 9-й механизированные корпуса, выведенные в резерв командарма, должны были согласно новому приказу сосредоточиться после марша не в районе Коростени, как это намечалось ранее, а юго-западнее и южнее этого пункта, то есть ближе к новоград-волынскому направлению и автомагистрали, связывающей этот пункт с Житомиром. Для 22-го мехкорпуса был определен район сосредоточения — клх. Францевка, клх. Дубровка, Краевщина (25 км юж. Коростени), для 9-го мехкорпуса — клх. Крилинск, (иск.) Семаковка, Скала (35 км юго-зап. Коростени). 19-й мехкорпус должен был оставаться в занимаемом районе. Все соединения армейского резерва получили задачу подготовить контратаки в направлении Новограда-Волынского и восточнее его для перехвата Киевской автомагистрали между Новоградом-Волынским и Житомиром. Кроме того, от них требовалось подготовить отсечные позиции фронтом на юг. Этим же приказом создавалась оперативная группа полковника Бланка в составе 228-й, 206-й стрелковых дивизий, 109-й мотодивизии, Новоград-Волынского УРа и других частей, оказавшихся в полосе УРа. Позднее отдельным распоряжением в группу Бланка была включена и 1-я артбригада. Группе Бланка ставилась задача упорно оборонять рубеж (иск.) клх. Дмитровка, Новоград-Волынский, Рогачев, не допуская прорыва противника на восток.

Ко времени подчинения командарму Новоград-Волынского УРа (7 июля) о его состоянии было известно следующее: этот УР занимал фронт протяжением 120 км по линии клх. Варваровка, Чижовка, Новоград-Волынский, Новомиропольск, Коростки, прикрывая подступы к Киеву с запада.

Передний край Новоград-Волынского УРа проходил в основном по правому берегу реки Случь, отклоняясь от нее лишь на 10 км к востоку па правом фланге, па участке клх. Варваровка, клх. Вершница, и к западу на 4 км в районе Новограда-Волынского, где он проходил по линии Елизабет, клх. Натальевка, роща 2,5 км западнее Новограда-Волынского, Суслы. Западнее Новограда-Волынского на удалении 16—20 км от переднего края главной полосы УРа был построен в 1938—1939 гг, отдельный передовой узел обороны УРа в районе Красиловка, Дедовичи, Ярунь, в котором было 55 долговременных сооружений, не имевших внутреннего оборудования и стационарного вооружения. Всего в Новоград-Волынском УРе имелось 216 долговременных сооружений со средней плотностью 1,8 дота на 1 км фронта. Доты были расположены в одну линию и лишь в районах Новограда-Волынского, Новомиропольск в 2 — 3 линии, эшелонируясь до 4 км по глубине.

Постоянный гарнизон УРа до войны содержался по сокращенному штату и состоял из одного пулеметного батальона четырехротного состава и 10 взводов капонирной артиллерии, которые на М—2 должны были развернуться в 4 пулеметных батальона и 20 взводов капонирной артиллерии, что и было осуществлено - к 25 июня. после призыва приписного состава запаса по мобилизации [61].

Кроме того, за счет отошедших в УР с фронта подразделений и бойцов разных частей был дополнительно сформирован 5-й батальон.

Из табельного вооружения в Новоград-Волынском УРе имелось 76-мм орудий — 39, станковых пулеметов “максим” — 423, ручных пулеметов — 212. Но так как в полосу 5-й армии входил не весь Новоград-Волынский УР, а только его северная часть, от клх. Дмитровка до Рогачева, протяжением около 60 км, то и на долю войск 5-й армии, которым предстояло оборонять его, приходилось около 50 процентов его долговременных сооружений и табельного вооружения, или дотов — 110, 76-мм орудий — 20, станковых пулеметов — 210, ручных пулеметов — 110.

Слабыми местами в системе обороны УРа были:

малочисленность гарнизона (1 пульбат на 30 км фронта), что не обеспечивало занятия его войсками всех дотов;

недостаточная насыщенность капонирной артиллерией (1 орудие на 3 км фронта) и отсутствие в нем противотанковых орудий и препятствий, что делало УР слабым в противотанковом отношении;

отсутствие в полосе УРа траншей и дзотов, а также противопехотных препятствий, что делало УР слабоподготовленным к обороне его полевыми войсками;

отсутствие в звене батальон — рота — дот подземных линий связи, что не обеспечивало надежного управления подразделениями УРа в бою.

Несмотря на наличие этих недочетов, Новоград-Волынский УР при условии заблаговременного занятия его- полевыми войсками мог значительно усилить устойчивость их обороны, но к самостоятельным действиям, особенно против мотомехвойск, не был подготовлен.

С первых дней войны принимались меры по приведению Новоград-Волынского УРа в боевую готовность: откапывались засыпанные землей доты, занимали гарнизоны, устанавливалось табельное вооружение и подвозились боеприпасы. Однако полностью завершить эту работу к началу боев не удалось. В частности, передовой узел обороны в районе Красиловка, Дедовичи, Ярунь (16—20 км зап. Новограда-Волынского) из-за нехватки табельного вооружения и штатных подразделений УРа был занят стрелковыми батальонами 206-й стрелковой дивизии. Как упоминалось выше, этот узел, занятый с утра 5 июля отходившими частями 19-го мехкорпуса и стрелковыми батальонами 206-й стрелковой дивизии, был в тот же день прорван частями 14-й танковой дивизии противника, которые, преследуя остатки 19-го мехкорпуса, к исходу дня вышли к переднему краю УРа на западной окраине Новограда-Волынского, где были встречены организованным сопротивлением частей гарнизона УРа, усиленных полевыми войсками.

Предпринятая противником утром 6 июля попытка атакой с ходу овладеть Новоградом-Волынским была отражена с большими для него потерями, и части 14-й танковой дивизии вынуждены были на сутки приостановить наступление для подготовки последовательного подавления и уничтожения дотов с применением тяжелой артиллерии и авиации.

7 июля 14-й танковой дивизии и 215-й мотодивизии 3-го мотокорпуса совместно с подтянутой к ним 299-й пехотной дивизией при поддержке тяжелой артиллерии и авиации удалось подавить несколько дотов на западной окраине Новограда-Волынского. Южнее этого пункта части 13-й танковой дивизии противника во второй половине дня 7 июля вышли к реке Случь и форсировали ее в районе Гульска небольшими подразделениями мотопехоты, вслед за которыми к реке стали подтягиваться танки.

Дальнейшее продвижение войск противника на всем северном фасе УРа было задержано упорным сопротивлением частей УРа и полевых войск.

Ко времени развертывания боев непосредственно за Новоград-Волынский УР противник создал здесь решающее превосходство в силах и средствах: по пехоте — и 1,5 раза, по артиллерии — в 3,5 раза, по танкам — в 70 раз. Отрицательно сказывалось на боеспособности советских войск и то, что они в своей массе представляли собой остатки соединений, потерявших в боях большую часть личного состава и матчасти. Кроме того, артиллерия ощущала острый недостаток в бронебойных снарядах [62].

На южном фасе Новоград-Волынского УРа, входившем в полосу 6-й армии, к исходу 7 июля сложилась еще более тяжелая обстановка.

48-й мотокорпус и 55-й армейский корпус противника, отбрасывая к востоку и юго-востоку обессиленные напряженными боями части 36-го и 49-го стрелковых корпусов 6-й армии, 7 июля вышли к реке Случь. 11-я танковая дивизия противника, прорвав линию долговременных сооружений Новоград-Волынского УРа в районе Новомиропольска, устремилась на Бердичев. У полковника Бланка не оставалось времени для создания более целесообразной группировки, и, вероятно, поэтому отданный им в 23 часа 7 июля боевой приказ лишь фиксировал положение частей и закреплял за ними участки, которые они фактически занимали к вечеру 7 июля, а именно:

1-я артбригада - клх. Вершница, Чижовка, прикрывая коростенское направление;

228-я стрелковая дивизия, усиленная двумя дивизионами 305-го артполка РГК и одним дивизионом артполка 36-го стрелкового корпуса, — участок (иск.) Чижовка, Новоград-Волынский, Лубчица (фронт 12 км);

отдельный мотоциклетный полк 9-го мехкорпуса, усиленный 2-м дивизионом 667-го артполка, — участок (иск.) Лубчица, (иск.) Гульск (фронт 10 км);

722-й стрелковый полк 206-й дивизии, усиленный 1-м дивизионом 458-го артполка, — участок Гульск, Тальки (фронт 8 км), прикрывая выходы к шоссе Новоград-Волынский — Житомир. Этому полку ставилась задача уничтожить противника, переправившегося в районе Гульска;

19-й мехкорпус, сосредоточенный в районе Работнице, Брошшки, Крапивня, усиливался двумя батареями 5-й артбригады. С переходом в контратаку его поддерживал 3-й артдивизион 305-го артполка РГК;

на 5-ю артбригаду возлагалась противотанковая оборона во всей полосе группы с задачей воспретить переправу танков противника через реку Случь.

В этом боевом приказе не получила должного отражения идея сосредоточения основных усилий на участке Новоград-Волынский, Гульск, являвшемся наиболее важным в системе обороны Новоград-Волынского УРа.

Утром 8 июля противник возобновил атаки на всем фронте группы полковника Бланка.

В то время как 25-я мотодивизия, 14-я танковая и 299-я пехотная дивизии при поддержке сильной авиации и тяжелой артиллерии последовательно уничтожали доты в районе Новограда-Волынского, 13-я танковая дивизия противника, форсировав реку Случь у Гульска, прорвала линию дотов и развивала удар на Бронники. В 13 часов 8 июля, когда части 13-й танковой дивизии перерезали шоссе в районе Бронников, 19-й мехкорпус по приказу командарма контратаковал прорвавшиеся части противника и отбросил их в рощи в районе клх. Марушевка, клх. Любохины, где танки 13-й танковой дивизии закрепились, оказывая сильное сопротивление советским войскам. При повторной атаке в 15 часов 8 июля 19-й мехкорпус успеха не имел и, понеся большие потери, к 23 часам 8 июля отошел в район Романовки.

К вечеру 8 июля Новоград-Волынский УР был прорван на большей части его фронта, и 3-й мотокорпус противника устремился на Житомир, а 48-й моторизованный корпус противника еще утром 8 июля захватил Бердичев.

Войска группы Бланка продолжали удерживать участок УРа севернее Новограда-Волынского, а главные силы 5-й армии завершали отход на Коростенский УР.

Отходом войск армии на линию укрепленных районов по старой государственной границе и прорывом войсками противника Новоград-Волынского УРа закончилось приграничное сражение Юго-Западного фронта, перешедшее затем в ожесточенное Киевское сражение, в ходе которого 5-й армии предстояло играть весьма активную роль.

<-- Назад
Дальше -->

Эта страница принадлежит сайту "РККА"